Соцсети
Четверг, 03 февраля 2005 22:20

Свет знания, озаряющий историю народов Памира

Опубликовано в сборнике Носири Хусрав: дируз, имруз, фардо. Хучанд, 2005

Посредине Азиатского материка, в обширной области величайших и суровейших горных систем, на Памире, проживают немногочисленные, но уникальные по культуре народы. Из века в век они сохраняют свой традиционный жизненный уклад, и вот уже более десяти веков исповедуют ислам в форме исмаилизма.

Памир – горная страна, в ее западной части расположена Горно-Бадахшанская автономная область Республики Таджикистан, южнее - северо-восточная провинция Афганистана Бадахшан, на востоке - территории Киргизии и Китая. Здесь расположены высочайшие горные вершины, покрытые вековыми льдами и нетающими снегами, высота которых достигает семи тысяч метров. Такие же высокие хребты (до шести тысяч метров) прорезают горные реки, среди которых лежат плоские долины (но и они расположены на высоте от трех тысяч метров над уровнем моря). На Восточном Памире преобладают высокогорные пустыни, на Западном климат мягче, по долинам рек растут деревья, есть пригодные для земледелия небольшие террасы. Природно-климатические условия во многом определили историческое развитие памирских народов.

 

В своем выступлении я буду говорить о Западном Памире, входящем в состав Таджикистана. Здесь, в Горно-Бадахшанской автономии проживают небольшие по численности (всего - не более 150 тысяч  человек) древние народы, язык которых относится к иранской группе индоевропейской языковой семье. Памирские языки также делятся на несколько групп. В шугнано-рушанскую входят шугнанский, бартангский, орошорский, сарыкольский языки. Рядом с шугнанцами проживают язгулемцы, говорящие на своем наречии. Восточнее, в долине Вахана и Ишкашиме население говорит на непохожих на шугнанский ваханском и ишкашимском языках.

 

Суровые природные условия оказали большое влияние на культурное развитие памирских народов. В горах с человеком происходит много странных и таинственных событий.  Люди чувствуют себя маленькими песчинками в огромном мироздании. Это определило и мистичность памирского мировоззрения, и глубокую веру во всемогущество Всевышнего, которого иранские народы называют Хода (памирцы - Худо). Жилище Создателя этого таинственного мира - небо. Но Он может спускаться на землю в разных образах, чтобы посмотреть - как ведут себя люди, хорошо ли они обращаются с природой и друг с другом, и прежде всего - с беспомощными животными и маленькими детьми. Памирцы говорят, что и животные, и дети не умеют говорить  и не могут высказать вслух своих просьб и жалоб, так кто же позаботится о них, как не Великий Худо? Именно он дает жизнь всему сущему на Земле, в том числе и младенцам, вдыхая им уже в утробе матери дыхание и разум. Для облегчения жизни человека на земле и защиты его от сил зла направляются и добрые духи - фиришти. Им противостоят злые духи - дэвы. Фиришти сопровождают человека всю жизнь, аналогичны им и пари - покровительницы семейного очага, невидимые хранители стад и пастухов.

 

Таким образом, в памирских воззрениях прослеживается влияние дуализма - вера в существование двух миров (доброго и злого). Природный пантеизм на Памире сочетается с оставшимися элементами зороастрийских воззрений. Но еще ранее памирцы познакомились с буддизмом. 

 

С древнейших времен через Памир и припамирские области осуществлялись связи между народами Дальнего и Среднего Востока: уже во II в. до н.э. здесь проходили маршруты китайских и индийских путешественников. На рубеже IV-V веков буддийские монахи совершали паломничества из Китая в Индию и из Индии в Китай целыми группами (до 30 человек одновременно).

 

Буддийские паломничества через Памир и Гиндукуш продолжали оставаться весьма интенсивными вплоть до середины VIIIвека что сыграло немаловажную роль в принятии жителями некоторых районов Памира и Припамирья буддизма. В XIX-XX веках исследователи Памира видели остатки буддийских храмов в Бадахшане, Вахане и Южном Припамирье. Некоторые ученые даже именовали путь паломников через долину Вахана «буддийской дорогой».

 

В начале VI века на территории Средней Азии и Афганистана складывается крупное государство эфталитов со столицей в Бадахшане. Однако оно было уничтожено между 563 и 567 годами Хосровом I  Ануширваном. Можно предположить, что персидские завоевательные походы еще более упрочили  бытовавший на Памире культ Солнца, близкий по своей сути зороастрийским воззрениям, маздеизму. Некоторые ученые связывают само название Памир (Па-и Мирх, согласно официальной афганской переписке) с именем бога солнца у древних иранцев и переводят его как «Подножие Митры», или страна, за которой восходит солнце. (1)

 

На смену персидским завоевателям пришли тюрки и некоторое время Памир, как группа пограничных вассальных владений, частично входил в империи западнотюркских каганов, а с 638 года - китайских (танских) императоров. Но в целом памирские шахства сохраняли свою независимость, зачастую ограничиваясь лишь выплатой денежных податей. Во  второй половине VII века к Памиру подошли армии арабов. Однако их попытки проникнуть в горные районы натолкнулись на упорное сопротивление местного населения.  Борьба за Памир и особенно долину Вахана усилилась в VIII веке. В нее включились Арабский Халифат, Империя Тан и Тибет. Противостояние закончилось победой арабов, которые в начале IX в. полностью подчинили себе Западный Памир и Вахан. (2)

 

Именно тогда были предприняты первые попытки исламизации горных народов Центральной Азии. Проникновение ислама шло неравномерно.На Памире ислам был принят гораздо позже, чем в Западном Припамирье: лишь в XI-XII веках. Народный ислам здесь вобрал в себя многое из доисламских религий. Памирцы и по сей день наряду с исламом сохраняют свои обычаи, восходящие к временам политеизма и зороастризма.

 

Укрепление позиций ислама на Памире связано с именем Насир-и Хусроу (1004-1088). Именно Насир-и Хусроу сумел укрепить среди памирских народов свет знания ислама. Причем, в наиболее щадящей, терпимо относящейся к местным верованиям, форме.

 

В период правления Махмуда Газневи (998-1030),  произошло окончательное покорение всей территории Памира и Гиндукуша мусульманами. Выступая в защиту мусульманского правоверия, Махмуд вел жестокую борьбу против «еретиков от ислама», в первую очередь исмаилитов. Несмотря на репрессии со стороны властей учение исмаилитов получило широкий отклик среди как простого народа, так и аристократов.

 

Насир-и Хусроу родился в 1003 году в местечке Кубадиян на территории современного Таджикистана.  Род Хусроу имел земельные владения, дохода от которых было достаточно, чтобы дать ему прекрасное образование. В 40-х годах XI  века он служил чиновником по сбору податей в Мерве. Отправившись в хадж в 1045 году, Насир-и Хусроу побывал в Египте, где встретился со сторонниками фатимидских халифов - руководителями исмаилитской общины. Эта поездка на всю жизнь сделала его приверженцем исмаилизма. (3)

 

Исмаилизм – течение в шиитском исламе. Уже с момента зарождения ислам разделился на две крупные ветви – суннизм и шиизм. Сунниты считал, что власть в мусульманской общине (халифате) должны наследовать сподвижники пророка Мухаммада, которые бы управляли общиной, опираясь на священный Коран и предания о поступках и высказываниях пророка – хадисы. Шииты считали, что власть должна передаваться по линии зятя пророка имама Али и его жены (дочери пророка) Фатимы, которые также наделялись ореолом святости. Учение умеренных шиитов не отличалось кардинальным образом от суннитского. Но сразу же в шиизме выделились люди, считающие, что община должна идти по совершенно другому пути развития. Они получили название «крайних» («гулат»). К ним было близко и движение исмаилизма, возникшее в середине VIII  века.

 

Исмаилиты выступали против застывших догм, считая, что жизнь общины должна подвергаться постоянной модернизации, в зависимости от требований времени. Вольные трактовки осуждались суннитским большинством, да и умеренными шиитами тоже. Исмаилиты нередко подвергались гонениям, и были вынуждены сохранять приверженность к своей вере в тайне. Поэтому в исмаилизме выработались две доктрины – внешняя («захир») и тайная («батин»). Они вели борьбу против правящих суннитских халифов. Уже в начале X века исмаилиты переносят свою пропаганду в Северную Африку и создают свой халифат, названный по имени дочери Мухаммада фатимидским. Именно исмаилитские халифы основывают новую столицу Египта город Каир. На начало – середину ХI века приходится расцвет Фатимидского халифата, ведущего борьбу против Аббасидского халифата со столицей в Багдаде. Именно в это время в Каир и приходит Насир-и Хусроу.

 

Тогда, при халифе Хакиме, в Каире была создана специальная школа по подготовке исмаилитских проповедников – пропагандистов да’и. Она называлась «Бейту-ль Хикма». Здесь преподавались многочисленные науки, была собрана уникальная библиотека. Именно из «Бейту-ль Хикма» направлялись проповедники в разные страны Ближнего и Среднего Востока.

 

Когда Насир-и Хусроу прошел здесь обучение, он стал проповедником учения – да’и. К его имени добавилось определение Алави (то есть приверженец Али, шиит). Насир-и Хусроу стал проповедовать исмаилизм в Иране, за что подвергся преследованиям и был вынужден скрываться. Отклонившихся с истинного пути выслеживали многочисленные шпионы, по их доносам людей арестовывали, побивали камнями, вешали, имущество казненных подлежало конфискации. Но, несмотря на репрессии со стороны властей учение исмаилитов получило широкий отклик среди как простого народа, так и аристократов. Можно предположить, что полный загадок и тайн исмаилизм был близок традиционной ментальности горных народов.

 

После долгих скитаний Насир-и Хусроу бежал в долину Иомган на Памире (территория афганского Шугнана). Среди жителей Иомгана Насир-и Хусроу пользовался большим уважением и к концу своей жизни занял положение правителя, а фактически - пира этой местности.

 

Именно здесь он написал большинство своих исмаилитских произведений, таких как "Провиант путников", "Лик веры", "Гармония двух мудростей", поэмы "Рушан-и намэ" ("Книга света"), "Саадат-и намэ" ("Книга счастья").(4)

 

В духовной и социально-культовой жизни народов Памира опытным старейшинам (пирам) всегда отводилось важное место. Домусульманская традиция была сохранена и после принятия ислама.

 

Век за веком памирцы продолжали сохранять свою приверженность учению Насира. Но это учение не могло не вобрать в себя элементы ранее существующих здесь религий. В 1904 году на Памир был командирован секретарь Российского политического агентства Андрей Черкасов. Шло присоединение Средней Азии к России, и духовные лидеры памирских исмаилитов просили русского царя включить Памир в состав Российской империи.

 

Прибыв на Памир, Черкасов удивился и так характеризовал религию местных народов: «Учение это, несомненно, народились от исмаилизма, но отошло от него так далеко, что я положительно считаю его особой религией… В учении Насир-и Хосрова перемешаны доктрины чистого ислама, учения Христа, секты исмаилитов и даже брахманизма. К этому народ от себя прибавил остатки древнего огнепоклонства и фетишизма, и в результате получился странный конгломерат». (5)

 

В 1905 году Памир вошел в состав России и в дальнейшем история русского и памирских народов оказалась тесно переплетена. В начале ХХ века на Памире, в городе Хороге, был создан первый российский пограничный отряд. Отношения между офицерами отряда и населением всегда было очень теплыми. В русских пограничниках памирцы видели реальную защиту от разрушительных набегов афганцев. Советский период также принес огромную пользу для развития Памира. Горно-Бадахшанская автономная область стала высокоразвитым районом. До 90% взрослого населения получали высшее образование. Многие учились и защищали диссертации в Душанбе, Москве, Ленинграде.

 

В отличие от советских памирцев, их родственники, оставшиеся на афганской стороне в период памирского разграничения между Россией и Англией в начале ХХ века, значительно отстали в экономическом и культурном развитии.

 

Безусловно, в вопросе свободы вероисповедания, советские памирцы испытывали давление. Подверглись гонениям духовные наставники – халифы. На протяжении многих веков исмаилиты знали, что существует единый руководитель всех исмаилитов – Имам. Вплоть до 1930-х годов они получали от Имама наставления-фирманы. Через Афганистан исмаилиты ГБАО отправляли закят (советская власть разрешала это, взимая с исмаилитов 50% от общей суммы закята). Но в 1936 году граница с Афганистаном была окончательно закрыта, и Имам Ага-хан III утратил связь со своей паствой на Памире.

 

После распада СССР в Таджикистане началась гражданская война. Обострилось межэтническое противостояние. Памирцы были вынуждены бросить свои дома в центральном Таджикистане, бежать на Памир, в Россию и страны СНГ, в дальнее зарубежье. В связи с войной началась экономическая блокада Памира. Население голодало. В этот момент (в 1993 году) начались первые контакты Имама Ага-хана IV с правительством Таджикистана и памирскими исмаилитами. В Таджикистане была создана Организация Ага-хана по развитию. На Памир были налажены гуманитарные поставки. В 1995 году состоялся первый визит и коллективная проповедь имама для памирских исмаилитов.

Население трепетно встретило своего духовного наставника. Они наконец-то открыто могли говорить о своей вере. Потомки памирских халифов приносили из пещер и гор спрятанные их отцами и дедами древние религиозные рукописные книги.

 

В настоящее время Памир продолжает развиваться. В 1997 году закончилась гражданская война в Таджикистане. Это дало возможность памирцам свободно выезжать на учебу и заработки в страны СНГ, конечно, в первую очередь – в Россию. До сих пор охрану афганской границы на Памире несут российские пограничники. Также широко на Памире представлены культурные, образовательные и экономические программы Имама Ага-хана IV. Имама, который спас край от голодного вымирания в годы гражданской войны, люди считают едва ли не Живым Богом.

 

В XI веке Насир-и Хусроу нашел отклик в сердцах простых людей, большинство из которых были неграмотны и не могли прочесть его произведений. Но люди были покорены личностью этого сподвижника. Услышанные от него наставления передавались из поколения в поколение. Внутренняя сила этого скромного человека, ушедшего от соблазнов внешнего мира в горные теснины, оказалась настолько мощной, что смогла освещать путь памирских народов на протяжении десяти веков. Творчество Насир-и Хусроу дало импульс многим поколениям философов, поэтов, ученых. Даже в сложный (по отношению к религии) советский период вершина знаний Хусроу оказалась настолько велика, что ее не смогла обойти стороной атеистическая наука. Все черпали из этого источника знаний – и верующие, и материалисты, и служители науки, и простой народ.

Подвижнический путь Насир-и Хусроу, возможно, еще не оценен окончательно. Для того, чтобы понять тайну этого мыслителя и сподвижника, необходимо, как минимум, каталогизировать и издать все его произведения. Такое издание необходимо не только для Памира, но и других стран, в том числе – России. Судьбы наших народов на протяжении более века были связаны узами дружбы и взаимопонимания. Но в силу определенных обстоятельств и в России, и на Памире произведения Насир-и Хусроу претерпевали жесткую цензуру. Настало время сделать их доступными широкому читателю. И тогда станет ясно, что в жизнеутверждающей философии Насир-и Хусроу каждый человек сможет найти отклик на вопросы своего сердца.

 

Примечания:

 

1. Маллицкий Н.Г. О некоторых географических терминах, имеющих отношение к Средней Азии// Известия Всесоюзного географического общества. Т.77, вып.5. М.-Л., 1945.

2. Зелинский А.Н. Древние пути Памира// Страны и народы Востока. География, этнография, история. Вып. III. М., 1964. С. 117.

3. Свое путешествие Насир-и Хосров описал подробно в книге «Сафар-намэ». См. Насир-и Хустрау. Сафар-намэ. Книга путешествия. Перев. и вступ. ст. Е.Э.Бертельса. Под общ. ред. В.А.Гордлевского и ак. И.Ю.Крачковского. М.-Л. 1933. С.13-15.

4. Бертельс А. Насир-и Хосров и его время. М., 1952. С.12-13; Гафуров Б. Таджики, древнейшая и средневековая история. Душанбе, 1995. С.163-164

5. Очерки по истории Советского Бадахшана. Душанбе, 1985. С. 463-470.