Четверг, 25 апреля 2024 17:16

Феномен российско-парагвайских культурно-исторических взаимоотношений

Азамат Кусаев, Второй секретарь Посольства Российской Федерации в Республике Колумбии, аспирант СОИГСИ ВНЦ РАН им. В.И.Абаева

Опубликовано в журнале «Международная жизнь», № 4-2024.

 

В ноябре 2016 года небольшой североосетинский город Беслан, ставший печально известным на весь мир в связи с чудовищным террористическим актом, посетили необычные гости из Республики Парагвай. Губернаторы Центрального департамента и Департамента Кордильера Б.Лансони и К.Лопес, депутаты законодательных собраний этих парагвайских регионов, а также мэр города Гуарамбаре Х.Вальехос прибыли на Кавказ отнюдь не из праздного любопытства [1]. Делегаты из далекой южноамериканской страны приехали с особой миссией - выразить свою солидарность с народами России, а также укрепить узы дружбы и межрегионального сотрудничества между двумя странами. Находясь в мемориальном комплексе «Город ангелов», посвященном жертвам теракта, К.Лопес заявил: «Все, что случилось в этих местах, не имеет объяснения. Единственное, что мы можем сделать, - это выразить свое сочувствие и сказать, что мы скорбим вместе с вами». То были не просто дежурные, продиктованные протокольной вежливостью высказывания.

За свою немногим более чем 200-летнюю историю независимости парагвайцам не раз приходилось переживать трагические моменты, повлекшие за собой многочисленные людские потери, включая массовые убийства детей. Особое место в этом списке занимает Парагвайская война (1864-1870 гг.), когда тройственный союз Бразилии, Аргентины и Уругвая объединился против оставшегося в одиночестве Парагвая [17]. Помимо ужасных разрушительных последствий для страны (по разным данным, в результате конфликта погибло более 70% взрослого мужского населения), война оставила в сердцах парагвайцев еще одну незаживающую рану - сражение при Акоста-Ню, или так называемая «Битва детей».

Вот как описывает те события в своем фундаментальном исследовании причин и последствий национальной катастрофы («Четыре всадника апокалипсиса» [18])  правнук последнего наказного атамана Терского казачьего войска С.Н.Флейшера [7], известный парагвайский общественный деятель, писатель и почетный консул России в Парагвае И.А.Флейшер: «16 августа 1869 года произошло одно из самых позорных сражений не только в истории Латинской Америки, но и, вероятно, всего человечества.

В окрестностях современного города Эусебио-Айала парагвайское войско в составе 4,5 тыс. человек (сформированное преимущественно из детей от 9 до 16 лет, поскольку большинство мужчин были уже практически уничтожены) в течение пяти часов противостояло 20-тысячной группировке союзников». По разным источникам, в результате битвы погибло более 2 тыс. парагвайцев (в основном детей), тогда как потери стран тройственного союза составили до 100 человек убитыми и до 400 ранеными.

С тех пор 16 августа является священной датой для Парагвая - Днем детей, когда вся страна вспоминает подвиг юных защитников родины, отдавая им почести в многочисленных мемориальных комплексах по всей стране. Основные мероприятия традиционно проходят в столичном Национальном пантеоне героев, в стенах которого покоятся останки некоторых погибших юношей, участников тех страшных событий [14].

Возможно, именно поэтому, выражая свою солидарность, парагвайские политики, прибывшие в Беслан, прекрасно осознавали ту боль, которую чувствовал каждый житель России в те страшные дни сентября 2004 года.

Отрадно отметить, что визит делегации не ограничился сугубо протокольными мероприятиями. По итогам поездки были подписаны Меморандум о взаимопонимании между Северной Осетией и Центральным департаментом Республики Парагвай [4], а также Меморандум о взаимопонимании между городами Беслан и Гуарамбаре, ставший наглядным подтверждением стремления партнеров к сохранению и преумножению традиций дружбы и сотрудничества между нашими странами, заложенными более века назад.

***

Российско-парагвайские отношения, берущие свое начало с далекого 1909 года, когда чрезвычайный посланник Российской империи в Бразилии М.Прозор вручил верительные грамоты тогдашнему главе парагвайского государства Э.Гонсалесу Наверо, не раз проходили испытания на прочность. Первым серьезным вызовом стала Октябрьская революция 1917 года, приведшая к приостановке, а затем и разрыву дипломатических связей. Оба государства будто бы забыли на какое-то время о существовании друг друга. Однако новая вспышка антагонизма отмечена с приходом к власти в Асунсьоне генерала А.Стресснера [19], правившего страной с 1954 по 1989 год, убежденного антикоммуниста и сторонника крайне правых взглядов, что также не оставалось незамеченным советским руководством, активно критиковавшим тогдашний парагвайский режим, характеризуя его не иначе как «реакционная диктатура А.Стресснера». На протяжении всего периода холодной войны СССР и Парагвай оставались на противоположных полюсах идеологических баррикад.

Будучи сотрудником Посольства России в Парагвае (2014-2019 гг.), мне не раз приходилось слышать от заставших те непростые времена парагвайцев всевозможные байки о том, как школьные учителя, стараясь особо поддеть провинившихся учеников, называли их: «Наглый, как русский танк». При этом они же с гордостью рассказывали, что по вечерам тайком ловили передачи «Радио Москвы» (иновещания на испанском языке), обсуждали затем услышанное в «асунсьонских гостиных».

Но даже в эту сложную для двусторонних отношений эпоху, когда все советское в Парагвае было под строжайшим запретом, а представители местной Коммунистической партии подвергались гонениям [16], жители страны сохраняли особое уважение к русским, их культуре и вкладу в развитие государства, а многочисленные представители русскоязычной общины были видными фигурами местной военно-политической, творческой и академической элит.

Так в чем же загадка этих взаимоотношений, позволяющая говорить о них, в особенности на фоне доминирующей сегодня в мире «культуры отмены», именно как о феномене? Отношения, разрушить которые не смогли никакие политико-идеологические противоречия. Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к причинам и предпосылкам, побудившим тысячи наших соотечественников выбрать страну индейцев гуарани своей новой родиной, а также проанализировать их вклад в становление парагвайской государственности, обеспечение обороноспособности, развитие науки, культуры и т. д.

 

Первые волны русской иммиграции в Парагвай

В первой четверти ХХ века Парагвай все еще страдал от последствий войны (1864-1870 гг.), отбросившей его развитие на несколько десятилетий назад. Не будет преувеличением сказать, что государство находилось в состоянии перманентного политико-экономического кризиса [13]. Население страны, существенно сократившееся по итогам вышеуказанного конфликта (пропорция мужчин к женщинам на тот период была не более одного к трем), все же сохраняло свое расово-этническое разнообразие, состоявшее из 400 тыс. человек метисного оседлого населения и до 150 тыс. представителей кочевых индейских племен. В то время Парагвай не пользовался особой популярностью у иностранцев (число постоянно проживавших здесь иностранных граждан не превышало 10 тыс. человек).

В том числе по этим причинам Асунсьон не входил в число приоритетных направлений для русской эмиграции, бежавшей от ужасов Гражданской войны в России. Белоэмигранты предпочитали куда более благополучные Буэнос-Айрес и Рио-де-Жанейро, при этом некоторые из них довольно пренебрежительно высказывались о самом Парагвае: «Куда вы? В Парагвай? Охотиться на обезьянок? Сейчас русских здесь никого нет. Были один или два инженера проездом, ничего не нашли и уехали. Здесь мне нечего делать. Здесь я не вижу никаких перспектив для обездоленных русских» [2, с. 247].

Однако сложное положение страны, расположенной в самом сердце латиноамериканского континента, открывало широкие возможности для наших соотечественников, не особо радушно принятых в соседних странах региона. Именно этот потенциал в Парагвае сумел разглядеть боевой генерал, пытливый ученый, а впоследствии и защитник индейцев, одно из поселений которых (Мака [12]) носит сегодня его имя - И.Т.Беляев. С детства, увлекшись историей индейцев [2, с. 249], Иван Тимофеевич, по праву считающийся отцом-основателем русских колоний в этой далекой стране, также внес огромный вклад в изучение жизни коренных народов (в особенности племен Мака и Чакамоко), всячески добивался их полноправного членства в парагвайском социуме.

Благодаря усилиям русского генерала, получившего разрешение правительства, индейцы Мака покинули непроходимые леса Чако (обширная саванна по правобережью реки Парагвай) и перебрались в пригород Асунсьона, где и проживают по сей день. И.Т.Беляев покровительствовал развитию индейской культуры и образования (были созданы первый в стране индейский театр и школы для индейцев), а в 1944 году он был утвержден в должности директора Национального патроната по делам индейцев с присвоением звания генерального администратора индейских колоний [6]. В 2015 году в честь 140-летия со дня рождения Ивана Тимофеевича на территории поселения племени Мака при содействии Посольства России был торжественно открыт бюст генерала, который по сей день бережно хранится индейцами.

Изначально, обосновавшись в Аргентине, генерал, мечтавший о построении «нового очага» Русского мира в тысячах километрах от России, быстро осознал, что нашедшие место под аргентинским солнцем соотечественники в большинстве своем не разделяли его миссионерских идей, а местные власти не спешили протягивать руку помощи тысячам вновь прибывших русскоязычных мигрантов: «Мои попытки устроиться в других странах не сулили ничего хорошего. Но вот в газетах появилось сведение об окончании смуты в Парагвае и о приезде [в Аргентину] бывшего Президента Гондра и военного агента Санчеса. Оба приняли меня с распростертыми объятиями. Гондра горячо приветствовал мое желание открыть русским возможность устроиться в его стране, а Санчес посулил мне «un brillante parvenir» [2, с. 247]. Асунсьон пришелся Беляеву по душе, напоминая ему «небольшой губернский город», в частности, генерал сравнивал его с Владикавказом [2, с. 249], хорошо знакомым ему в период службы на Кавказе.

Парагвайское руководство, испытывавшее крайнюю нужду в высококвалифицированных кадрах практически по всем направлениям, быстрее, чем их коллеги из других государств региона, сумело разглядеть выгоды, которые сулили «застывшей» между XIX и XX веками стране прибывавшие на континент бывшие подданные Российской империи: «Президент, согласно моего желания образовать в Парагвае русское культурное ядро с целью вызвать впоследствии массовую переброску русских, уполномочил меня пригласить 12 русских специалистов-техников с окладами 2,5 тыс. песо и до 5 тыс. песо (месячное содержание депутата и сенатора), которые будут приняты на золотой фонд (временно как иностранцы), но зато со всеми преимуществами парагвайцев» [2, с. 250]. Вместе с тем местное правительство предупредило генерала о личной ответственности за приглашенных им специалистов, которые должны были иметь соответствующие диплом и квалификацию, а также никогда не состоять в рядах Красной армии [5]. Парагвай, стремясь справиться с тотальным кадровым дефицитом, предложил нашим соотечественникам, по сути, уникальные, не идущие ни в какое сравнение с соседними странами условия. Как покажет вся дальнейшая история страны, уже неразрывно связанная с россиянами, «игра стоила свеч».

Именно с 1924 года, после прибытия генерала Беляева в Парагвай, принято вести официальный отсчёт русской иммиграции в «сердце» Южной Америки (первая волна с 1924 по 1930 г., вторая - с 1933 по 1939 г.). Массовое переселение русских в Парагвай в основном осуществлялось через местное правительство (преимущественно для военных и инженеров) либо Нансеновский комитет и Международное бюро труда (аграриев). По разным оценкам, в общей сложности в страну перебралось до 20 тыс. русскоязычных мигрантов, некоторые из которых впоследствии продолжили поиски «лучшей доли» в соседних странах.

Стоит отметить, что, несмотря на все радушие, с которым в Асунсьоне готовы были принять специалистов из России, их обустройство в Новом свете проходило отнюдь не столь безоблачно, как могло показаться на первый взгляд. К примеру, мигранты-земледельцы, отважившиеся на освоение диких местностей вблизи парагвайского Чако, сталкивались с отсутствием какой-либо инфраструктуры, не прописанными в купчих документах условий вступления в право собственности землей, невозможностью получения кредитов на сельхознужды и т. д. Де-факто первые русские переселенцы были лишены какой-либо дополнительной поддержки со стороны государства. Для решения вышеуказанных проблем И.Т.Беляевым был подготовлен законопроект о правах и привилегиях русских мигрантов (принят в 1934 г.), в результате чего наши соотечественники получили официальную возможность создавать русские колонии в течение десяти лет, гарантии свободы вероисповедания, создания школ и прочих учебных заведений без ущерба для русского языка [5]. В том же, 1934 году колонистам было дано разрешение основать русские крестьянские колонии в окрестностях городов Энкарнасьон и Консепсьон. На эти цели мигрантам выделялось 6 тыс. га земли (не менее 12 га на человека). В этот период были созданы пять русских колоний, кооператив «Родина», организация «Русский очаг», а также «Общество защиты русского земледельца в Парагвае».

Помимо земельных и экономических вопросов весьма остро стояла проблема духовного возрождения общины, вынужденной на несколько лет сосредоточиться на решении задач исключительно материального характера. Однако необходимость сохранения тысячелетних традиций православия вдали от исторической России была одной из незримых нитей, связывавших первых русских переселенцев. Уже в августе 1926 года состоялось Общее собрание русских православных христиан, живущих в Асунсьоне и провинциях Республики Парагвай, которое «постановило желательным создать православную церковь в Асунсьоне» [9].

26 октября 1928 года в историческом центре парагвайской столицы был торжественно освящен храм Покрова Пресвятой Богородицы, созданный по проекту инженера Г. Шмагайлова. Храм на многие десятилетия стал центром русской духовной жизни в Парагвае, имел своего настоятеля и многочисленный приход (по разным данным, церковные праздники традиционно посещали до нескольких сотен прихожан). Строительство храма стало тем самым недостающим элементом, требуемым для «закладки» прочного духовно-нравственного фундамента, на который впоследствии опирались лишенные своей родины сыны России, невольно нашедшие приют в чарующей стране индейцев гуарани. Каким-то неведомым, непостижимым образом им удалось передать любовь к отечеству и всему русскому своим потомкам, большинству из которых так и не суждено будет увидеть золоченные купола московских церквей либо прогуляться по мощеным дорожкам Петропавловской крепости. Впрочем, не будем забегать вперед.

Необходимо отметить, что к середине 1930-х годов в Парагвае был успешно завершен период формирования русскоязычной диаспоры, многочисленные члены которой гармонично интегрировались в самые разные слои парагвайского общества, сумев в большинстве своем преодолеть сложности первых этапов обустройства в Новом свете.

 

Чакская война

Без преувеличения, поворотным событием в только начавшей налаживаться жизни белоэмигрантов на новой родине стала Чакская война (1932-1935 гг.), развернувшаяся между Парагваем и Боливией за контроль над обширными территориями региона Чако, исторически поделенного между двумя соседними странами. Воспитанные в духе патриотизма и традиций русского офицерства обосновавшиеся в Асунсьоне белогвардейцы не могли оставаться в стороне от начавшегося на их глазах кровопролития - в результате конфликта с обеих сторон погибли более 90 тыс. человек, приняв судьбоносное решение встать на защиту своей новой родины. В состав местных вооруженных сил в качестве добровольцев записались более 60 соотечественников (по разным данным, от 60 до 80 человек). Кстати, их принимали на военную службу с сохранением воинских званий, полученных в императорских вооруженных силах либо в белой армии [3].

Стоит отметить, что парагвайские войска пополнили не только проживавшие в стране белоэмигранты, но и некоторые находившиеся в Европе русские офицеры, принимавшие решение воевать на стороне Асунсьона по самым разнообразным причинам. Вот как описывает посвящённый данному вопросу семейный совет в своей книге «По следам белогвардейской семьи в Парагвае» внучка капитана К.Граматчикова Люси: «Куда мне поехать, в Парагвай или Боливию? В Парагвай! Потому что цвета его флага идентичны русскому. Решено, едем в Парагвай!» [15, с. 19].

Неизбежность боливийско-парагвайской схватки за регион Чако, представлявший интерес для американских и британских нефтяных компаний, сыгравших неблаговидную роль в подталкивании сторон к конфликту, осознавалась в Асунсьоне еще в середине 1920-х годов. Вместе с тем Парагвай имел самое приблизительное представление о данной местности и ее ресурсах, остро нуждаясь в высококвалифицированных специалистах в области картографии и проведении срочных научно-исследовательских экспедиций в регионе. В этой связи очень «кстати» стало прибытие в страну в 1924 году И.Т.Беляева: «Я получил ряд поручений на экспедицию по исследованию Чако, где должен был подготовить все в предвидении столкновения с Боливией» [2, с. 249].

Всего в период с 1924 по 1932 год генерал Беляев совершил 14 экспедиций в Чако, внеся неоценимый вклад в исследование самой местности, ее коренного населения, а также появление первых подробных карт региона с разграничением парагвайской и боливийской территорий, что, в частности, позволило военному командованию Парагвая получить адекватное представление о масштабах и особенностях будущего театра военных действий. Впоследствии генерал, к слову, выпускник Михайловского артиллерийского училища, блестяще проявил и свои военные навыки в Чакской «мясорубке» (конфликт до сих пор остается самым кровопролитным межгосударственным столкновением в истории независимой Латинской Америки) [3].

Помимо И.Т.Беляева, героями той страшной войны стали десятки русских бойцов, включая генерала Н.Ф.Эрна, руководившего взятием форта Бокерон и боями за Нанаву, оставшимися одними из ключевых сражений Чакской войны. Наши соотечественники также командовали дивизией, 12 полками и 40 батальонами. В ходе войны шесть русских офицеров пожертвовали своими жизнями, защищая Парагвай. Вот как описывал геройскую смерть одного из них - есаула В.Орефьева-Серебрякова - сам генерал Беляев: «Серебрякова я видел дважды под Бокероном, где его бесстрашие вызвало общий восторг. Накануне взятия форта была дана команда атаки. Он пал ближе всех, в 20 метрах от неприятеля. Какой прекрасный день, чтобы умереть, сказал он на рассвете» [2, с. 252].

Роль русских офицеров в победе Парагвая над Боливией сложно переоценить. Ведь именно с тех пор наши соотечественники перестают быть здесь иностранцами и становятся по-настоящему родными для местных жителей. Семь улиц парагвайской столицы названы в честь героев тех страшных событий. В Зале славы Офицерского собрания Парагвая, посвященном выдающимся военным деятелям страны, увековечены имена десятков русских, вставших на защиту своего второго отечества. Парагвайцы, в пример гражданам многих государств мира, и сегодня чтят память о подвиге наших соотечественников, прямо заявляя, что без их организаторских способностей, самоотверженности и смекалки им вряд ли бы удалось победить превосходивших их в оснащении и военной мощи боливийцев, обладавших к тому же тяжелой бронетехникой и авиацией.

 

По некоторым страницам славной истории русской диаспоры в Парагвае

Анализируя траекторию судеб выдающихся представителей русскоязычной диаспоры в Парагвае, хотелось бы отметить, что, помимо многочисленных ратных подвигов, наши соотечественники ярко проявили себя практически во всех сферах жизнедеятельности парагвайского общества. Мечтавшие когда-нибудь вновь вернуться в Россию, они вместе с тем не рассматривали Асунсьон в качестве перевалочного пункта, необходимого лишь для того, чтобы переждать «большевистскую грозу», а приняли самое деятельное участие в решении застарелых проблем южноамериканского государства, относясь к делу со всей широтой русской души.

Их вклад в развитие Парагвая достоин не одного исследования, настолько глубокий след они оставили в этой далекой латиноамериканской стране. К примеру, в 1927 году нашими соотечественниками в Национальном университете Асунсьона был создан инженерный факультет благодаря усилиям профессора С. Бобровского, также основавшего Союз русских инженеров Парагвая, который обеспечил впоследствии страну высококвалифицированными кадрами для «стресснеровской» индустриализации. Долгие годы преподавателем факультета был легендарный дивизионный генерал парагвайской армии, почетный гражданин страны С. Высоколян, пользовавшийся безграничным авторитетом в местных академических и военных кругах, к мнению которого прислушивался и сам А.Стресснер [3]. Кстати, дочь генерала М.Высоколян продолжила славные традиции своего отца, возглавляя на протяжении ряда лет Ассоциацию русских и их потомков в Парагвае (АРИДЕП).

В стране, лишенной выхода к морю, однако окруженной двумя великими реками - Парагвай и Парана, власти остро нуждались в создании эффективной речной логистической инфраструктуры, которая позволила бы стране использовать преимущества речного судоходства. Так, в 1929 году в Асунсьоне состоялось открытие нового речного порта, содействие в строительстве которого (путем получения западных кредитов) оказал Р.Риттер, ставший к тому времени одним из самых авторитетных экономистов страны (основал еженедельник «Парагвайский экономист» и возглавлял Торговую палату Асунсьона). В настоящее время несколько терминалов парагвайской столицы принадлежат потомкам лейтенанта В.Канонникова, которые по-прежнему активно участвуют в жизни русскоязычной общины.

 

Немалый вклад наши соотечественники внесли и в развитие местной культуры, в частности ее «классических направлений». Еще в конце XIX века признание асунсьонской публики получила проживавшая некоторое время в Парагвае балерина М.Гротковская. В свою очередь, внучка упомянутого нами выше героя Чакской войны генерала Н.Ф. Эрна Наталья основала первую балетную школу в стране, а блиставшая на сценах местных театров Н.Туманова - школу оперного вокала, где широкую известность получила (также ставшая затем преподавателем) оперная певица С.Евреинова.

Яркой характеристикой человеческих качеств обосновавшихся в Парагвае соотечественников стало их неприятие, по крайней мере абсолютным большинством, гитлеровского вторжения в СССР. Несмотря на свое, мягко говоря, негативное отношение к советскому строю, они не поддержали популярную в определенных кругах белоэмигрантов теорию о необходимости борьбы с большевизмом любыми средствами. В частности, председатель Христианского (!) союза в Парагвае А. Прокопчук в своем письме (в ноябре 1942 г.) генералу Беляеву говорил следующее: «Ввиду разгоревшейся войны в Европе, в которой наш русский народ с неописуемой мужественностью сражается за независимость от гитлеровского фашизма, мы, находящиеся в Парагвае, желали бы помочь нашим вдовам, сиротам и калекам через постпредство советского Красного Креста». Стоит отметить, что и сам И.Т.Беляев выступал в поддержку Советской России в ее борьбе против фашисткой «гидры». Как представляется, это и есть высшее проявление любви к своей Отчизне, когда даже самые неразрешимые идеологические противоречия, объективно существовавшие между парагвайскими «белыми» и большевиками, не стали для них оправданием для выступления на стороне германских захватчиков.

 

Современный период истории россиян в Парагвае

К концу ХХ века (1970-1980 гг.) в жизни русскоязычной диаспоры наступает болезненный этап смены поколений и постепенной ассимиляции, в первую очередь обусловленной отсутствием возможности поддержания связи с «большой землей» - Россией. Опустившийся в период биполярного противостояния «железный занавес» лишил диаспору притока «свежей крови», в результате чего соотечественники стали более охотно заключать браки с местным населением. Эта тенденция серьезно сказалась на позициях русского языка, которым все реже пользовалась молодежь, а также на православной церкви, поскольку потомки первых переселенцев начали переходить в католическую веру (так, дескать, у них проще проходила социализация).

Как ответ на эти вызовы в целях сохранения российской национальной идентичности и нашего культурного кода, в мае 1989 года силами членов общины в Асунсьоне была создана АРИДЕП, ставшая впоследствии главным бастионом Русского мира в самом сердце Южной Америки. Однако, без преувеличения, рубежной вехой современного этапа жизни наших соотечественников на парагвайской «целине» стало восстановление 14 мая 1992 года [3] дипломатических отношений между молодой демократической Россией, а также вступившим в эпоху политических преобразований Парагваем.

Открытие границ наконец позволило парагвайским русским воочию увидеть родину своих предков. К примеру, многочисленные члены семьи Канонниковых сделали доброй традицией посещение города Гороховца Владимирской области, на набережной которого находится знаменитый дом купцов Канонниковых [8], чьих прямых потомков судьба занесла в далекий Парагвай.

Восстановление полноформатных межгосударственных связей придало дополнительный импульс развитию многовекторных, партнерских отношений Москвы и Асунсьона. За относительно небольшой промежуток времени был подписан ряд важнейших двусторонних соглашений в самых разных сферах, включая Договор о дружбе, торговле и сотрудничестве (2000 г.) и т. д. Особое место в календаре памятных дат наших соотечественников занимает декабрь 2008 года, когда в Асунсьоне заработало полноценное дипломатическое представительство Российской Федерации. Его открытие стало логичным продолжением энергичных шагов, которые делали навстречу друг другу Россия и Парагвай после десятилетий взаимной отстраненности.

В последующий период прошли десятки официальных и дружественных визитов, включая приезд избранного на тот момент Президента Парагвая М.Абдо Бенитеса на открытие чемпионата мира по футболу в Москве в 2018 году, подписаны множество соглашений и меморандумов, достигнут серьезный прогресс в торгово-экономических отношениях (долгое время Россия занимала первое место по закупкам парагвайского мяса), однако во всем этом «калейдоскопе славных дел» одно событие все-таки заслуживает отдельного упоминания.

В феврале 2016 года парагвайскую землю с пастырским визитом посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Сложно переоценить историческое значение приезда патриарха для всей местной русскоязычной общины, многие члены которой специально для встречи с ним отправились в пешее паломничество из самых отдаленных уголков страны [10].

Особым духовно-символическим актом, своеобразным примирением старой и новой России, стала заупокойная лития, которую отслужил патриарх на русском участке столичного кладбища «Реколета», где покоятся десятки офицеров-белогвардейцев, участников Первой мировой, Гражданской и Чакской войн. «Трудно себе представить, особенно в наш прагматичный век, что люди могут так поступать. Эти русские офицеры не были наемниками. Они разделяли все трудности с парагвайскими офицерами и солдатами и сделали очень многое для того, чтобы приблизить победу [в Чакской войне]. Благодарю Бога за то, что я смог лучше понять и прочувствовать этот драматический эпизод в истории русского зарубежья», - сказал предстоятель РПЦ перед толпой собравшихся, не скрывавших своих слез соотечественников.

Другим важным итогом поездки патриарха в Парагвай стало направление из Москвы священнослужителя в православный собор Асунсьона, где вновь зазвучали молитвы на русском языке (приход на протяжении 20 лет лишь периодически «окормлялся» представителями РПЦЗ из соседних стран). К сожалению, по состоянию на сегодняшний день храм вновь остался без настоятеля. Вместе с тем православная община Асунсьона, которая насчитывает порядка 30 активных прихожан, во главе со старостой церкви П. Швако старается бережно хранить духовную связь поколений и поддерживать на общественных началах деятельность православного прихода столицы Парагвая, членами которого являются выходцы со всего постсоветского пространства, греки, а также некоторые принявшие православие парагвайцы.

Вопрос сохранения своей идентичности и традиций, заложенных белоэмигрантами в Парагвае, - это ключевой вызов, стоящий перед сегодняшними потомками первых переселенцев. Определенный повод для оптимизма внушает возможность у юной поросли парагвайских соотечественников получить высшее образование в России благодаря действующей программе по предоставлению стипендий на обучение в отечественных вузах [11], квоты по которой - в количестве нескольких десятков - выделяются и на Парагвай.

Российское культурно-историческое наследие, созданное этими мужественными, лишенными родины людьми, стало неотъемлемой частью и парагвайской культуры, навеки связав невидимой нитью два, казалось бы, так не похожих друг на друга, но ставших дружественными народа. Сберечь это духовное богатство, историю великого подвига россиян на чужбине, является нашей общей обязанностью перед будущими поколениями, а также перед памятью тех, кто почти 100 лет назад создавал доброе имя России в тысячах километрах от ее географических границ.

 

 Источники и литература

1. Гуарамбаре и Беслан подружились // Слово. 09.11.2016 // URL: http://gztslovo.ru/news_full_page/novosti/Guarambare-i-Beslan-podruzhilis/ (дата обращения: 20.11.2023 г.).

2. Беляев И.Т. Записки русского изгнанника // URL: https://royallib.com/read/belyaev_ivan/_zapiski_russkogo_izgnannika.html#0 (дата обращения: 15.11.2023 г.).

3. Тавдумадзе Н.К. К 25-летию восстановления дипотношений между Россией и Парагваем // Международная жизнь. 2017. №5 // URL: https://interaffairs.ru/jauthor/material/1853 (дата обращения: 17.11.2023 г.).

4. Меморандум о взаимопонимании между РСО - Аланией и Центральным департаментом Парагвая // Официальный сайт Посольства России в Парагвае. 07.11.2016 // URL: https://paraguay.mid.ru/severnaa-osetia-podpisala-memorandum-o-vzaimoponimanii-s-central-nym-departamentom-respubliki-paragvaj (дата обращения: 20.11.2023 г.).

5. Емельянова Н.М. Один в поле воин // URL: https://megamarket.ru/catalog/details/odin-v-pole-voin-belyy-general-vozhd-krasnokozhih-ivan-belyaev-100024725980/ (дата обращения: 18.11.2023 г.).

6. Емельянова Н.М. Парагваец с русским сердцем // Авторский сайт Н.Емельяновой. 24.06.2020 // URL:https://vostokoved.pro/novosti/item/175-paragvaets-s-russkoj-dushoj.html#_edn13 (дата обращения: 18.11.2023 г.).

7. Флейшер С.Н. Официальная база данных русских офицеров, составленная РИА Новости // URL: https://vladtv.ru/society/125424/ (дата обращения: 20.11.2023 г.).

8. Что связывает Парагвай с нашим Гороховцом? // Официальный сайт ГТРК Владимир. 21.08.2021 // URL: https://vladtv.ru/society/125424/ (дата обращения: 23.11.2023 г.).

9. Южный Крест. Официальный сайт РПЦЗ // URL: https://www.synod.com/synod/documents/art_southerncross.html (дата обращения: 23.11.2023 г.).

10. Южный крест патриарха // Культура. 18.02.2016 // URL: https://portal-kultura.ru/articles/symbol-of-faith/129018-yuzhnyy-krest-patriarkha/ (дата обращения: 23.11.2023 г.).

11. Becas para estudiar en Rusia // Официальный сайт Посольства России в Парагвае // URL: https://paraguay.mid.ru/web/par/becas-para-estudiar-en-rusia (дата обращения: 24.11.2023 г.).

12. Cantero Marina. De plumas a estampados: una configuración de la Imagen Maka // URL: https://dspace.unila.edu.br/bitstream/handle/123456789/520/MARINA%20AURELIA%20CANTERO.pdf?sequence=4&isAllowed=y (дата обращения: 22.11.2023 г.).

13. El Paraguay a inicios del siglo XX: cambios y revoluciones // ABC Color. 02.05.2015 // URL: https://www.abc.com.py/edicion-impresa/suplementos/escolar/el-paraguay-a-inicios-del-siglo-xx-cambios-y-revoluciones-1339552.html (дата обращения:23.11.2023 г.).

14. El Panteón de los Héroes, icono urbano y patriótico, celebra 84 años // La Nación. 12.10.2020 // URL:https://www.lanacion.com.py/pais/2020/10/12/el-panteon-de-los-heroes-icono-urbano-y-patriotico-celebra-84-anos/ (дата обращения: 23.11.2023 г.).

15. Gramatchicoff Lucia. Huellas de una familia de rusos blancos en Paraguay (дата обращения: 26.11.2023 г.).

16. Jeifets Victor, Jeifets Lazar. La Comintern y el Partido Comunista del Paraguay, una historia de desencuentros // URL: https://www.scielo.cl/pdf/izquierdas/n45/0718-5049-izquierdas-45-160.pdf (дата обращения: 26.11.2023 г.).

17. María Rosa José. La Guerra del Paraguay y las montoneras argentinas» // URL: https://elcazadorlibros.com.ar/producto/la-guerra-del-paraguay-y-las-montoneras-argentinas/ (дата обращения: 24.11.2023 г.).

18. Fleisher Igor. Los cuatro jinetes de Apocalipsis // URL: https://isbn.bibliotecanacional.gov.py/catalogo.php?mode=detalle&nt=11381 (дата обращения: 23.11.2023 г.).

19. Paredes Roberto. Stroessner y el stronismo // URL: https://portalguarani.com/619_roberto_paredes/16168_stroessner_y_el_stronismo__por_roberto_paredes.html (дата обращения: 25.11.2023 г.).

 

 

 

 

Надежда Емельянова
Член Союза писателей России
Член Русского Географического общества

  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Права на все материалы представленные на сайте принадлежат Надежде Емельяновой © 2019