Skip to main content
Пятница, 11 октября 2002 21:51

По афганскому Бадахшану

В северо-восточных провинциях Афганистана российские ученые не работали уже много лет. Исследователи, занимающиеся изучением северо-востока Афганистана, были лишены возможности проводить здесь полевые исследования в первую очередь в связи с политическими проблемами внутри страны. Еще одна из проблем связана с труднодоступностью этих высокогорных регионов. В августе-сентябре 2002 г. состоялась экспедиция Группы аланско-памирских исследований Института востоковедения РАН в провинцию Бадахшан Исламского Государства Афганистан.

В афганском посольстве в Москве участники экспедиции нашли полную поддержку. В течение суток были оформлены загранпаспорта, мы получили въездные визы сроком на один месяц. Благодаря содействию наших коллег в Душанбе, прилетев из Москвы, мы сразу же попали на самолет, следующий в столицу Горно-Бадахшанской Автономной Области Республики Таджикистан город Хорог. Ожидание хорогского самолета в аэропорту Душанбе было насыщено множеством знакомств: на Памир летели профессор из Бостонского университета с аспирантами, преподаватели из Римского университета, туристы из американского штата Техас. Несколько лет назад трудно было представить себе такое количество иностранцев, желающих попасть в Хорог. В советское время это было сложно в связи со строгим режимом пограничной зоны. В середине 1990-х гражданская война в Таджикистане также препятствовала любым поездкам ученых и туристов на Памир.

  Як-40 шел почти вплотную к горам. Пролетая через Рушанские ворота, казалось, можно было рукою коснуться снежных шапок, покрывающих эти вечные горы. «Па-и мирх» («Подножие бога Митры»), «Бам-и дунья» («Крыша мира»).., по-разному называли путешественники разных времен эти вечные горы. Памир издавна притягивал внимание завоевателей, купцов, ученых своими природными богатствами и особым географическим расположением. Через горы Памира лежат дороги в Афганистан, Индию, Пакистан, Китай. Поворачивая над излучиной Пянджа, из иллюминатора самолета можно было разглядеть незатейливый быт приграничных афганских кишлаков.

В течение первых трех дней мы «проходили адаптацию», приспосабливаясь к высокогорью. Нашими главными помощниками и спутниками стали сотрудники Хорогского государственного университета и НИИ гуманитарных исследований. Первая переправа в афганский Бадахшан была осуществлена в его восточной части – Ишкашиме. Вторая поездка – в столицу провинции Бадахшан город Файзабад, проходила через высокогорные районы у озера Шева, и начиналась от уезда Шугнан. 

Большое содействие нашей программе оказали сотрудники Исмаилитского центра по образованию и культуре и Программы гуманитарной помощи Организации Ага-Хана IV «Фокус». Благодаря сотрудникам этих международных организаций, мы смогли вести обследования в бадахшанских селах, получать достоверную информацию о разных сферах жизни исмаилитской (во многом закрытой) религиозной общины. Исмаилизм – ответвление шиитского ислама, возник на раннем этапе  истории исламской цивилизации. На Памир исмаилизм проник в XI в., одним из первых его проповедников здесь стал Насир-и Хусроу. Память об этом проповеднике до сих пор бережно хранится среди исмаилитов Таджикистана и Афганистана, а к могиле Насира в долине Йомган каждый год стекаются многочисленные паломники.

При переправе пограничники контрольно-пропускного пункта «Ишкашим» напутствовали нас словами: «Будьте осторожней. Кажется, афганцы русских не очень любят». Не удивительно – за многие годы наша группа стала здесь первой группой русских, переправляющейся  на афганскую сторону. Но опасения российских соотечественников оказались напрасными. На афганской стороне мы –собственно, «незваные гости» – были встречены с дружеским участием как представителями официальных органов власти, так и простыми жителями.

Организация «Фокус» предоставляла нашей экспедиции возможность работать на своей территории, но мы решили посмотреть жизнь афганского приграничья «изнутри». Сразу же по приезду направились к главе Управления внутренних дел Ишкашимского уезда. Командон Абдул Боки предложил нам разместиться недалеко от своей резиденции. «Хона-и чуби» («Деревянный дом») стал нашим пристанищем на период работы в Ишкашимском уезде. Дом этот был знаменит на всю округу не только тем, что построен из дерева (здесь это – большая редкость), но и тем, что строился он в 1930-е годы специально для короля Афганистана Захир-шаха. Местные жители вспоминают, что король останавливался в доме, когда приезжал в Бадахшан поохотиться. Конечно, за эти годы здание обветшало. Когда-то здесь было электричество и прочие удобства, но теперь, как и в большинстве бадахшанских домов, по вечерам мы зажигали тусклую лампаду. Слабое мерцание огня освещало оставленные на стенах надписи моджахедов: «Да здравствуют яркие звезды джихада!».

На хранителя «Деревянного дома» Али Дода командон Абдул Боки возложил всю заботу о русских гостях. Али Дод выступал в качестве проводника по окрестным селениям, организовывал необходимые встречи и контакты, а также следил за нашим бытом. В первые дни мы называли его «дедушка», но вскоре Али Дод признался, что ему нет и пятидесяти. Тяжелая жизнь – отсутствие денег и возможности купить хотя бы маленький клочок земли, сделала его батраком и быстро состарила.

Сразу же, как мы въехали в Афганистан, нас предупредили: «Вы можете задавать вопросы на любые темы, кроме политических. На политические темы говорить запрещено». Однако любая проблема, которой бы мы ни касались, была связана с политическим положением в стране. С первых шагов политика встретила нас в виде женской чадры. Чадра, или паранджа – явление совершенно нехарактерное для Бадахшана. Даже в конце XIX в. первые русские путешественники по Бадахшану отмечали большой демократизм в отношении между мужчинами и женщинами и называли Бадахшан едва ли не «царством матриархата». В первый же день нас поразила эта печальная картина – заслышав шум машины, несколько женщин, идущих по дороге, отбежали в сторону, и стали набрасывать на свои лица чадру. Впоследствии нам объяснили, что на Памире чадра появилась в последние десять лет – после того, как пламя гражданской войны дошло до Бадахшана. Исмаилитки сами переняли обычай носить чадру у соседей-суннитов для того, чтобы чувствовать себя хоть в какой-то степени защищенными. После того, как мы прожили в Ишкашиме несколько дней, женщины окрестных селений перестали прятаться от нас под чадрой – они уже не воспринимали нас как чужаков, от которых исходила бы опасность.

Неоднократно мы встречали афганцев, которые учились в России. С момента возвращения большинства из них в Афганистан прошло от пятнадцати до двадцати лет. Многие из них не были коренными бадахшанцами, а переехали в Ишкашим, Бахарак, Файзабад и другие бадахшанские районы под давлением обстоятельств – прежде всего, спасаясь преследований талибов. Они радовались возможности вспомнить русский язык, на котором не говорили долгие годы. Многие из них говорили: «Напишите о том, что афганцы не хотят ислама. Напишите, что мы против ислама фанатиков и убийц».

Население провинции Бадахшан надеется, что на их земле наступит мир, и у людей появится возможность спокойно жить и работать. Сотни афганцев сегодня трудятся на строительстве горных дорог. Одна из таких дорог, работы на которой еще продолжаются, соединила бадахшанский Шугнан со столицей провинции городом Файзабадом. Раньше по этим горным тропам можно было пройти только пешком или на лошади. И сегодня шугнанцы все еще предпринимают многодневные пешие переходы, чтобы купить на рынке Файзабада мешок риса. Строительство дорог ведется  неправительственной организацией «Afghanaid» при содействии международной организации «World Food Program» и программы Ага-Хана IV по оказанию гуманитарной помощи Афганистану.

В частности, «World Food Program» (WFP) – «Мировая Подовольственная Программа» – осуществляет несколько проектов на территории Бадахшана. Сотрудники WFP Абдул Захир Кокарл и Ахмад-Шах Хабиб рассказали о том, что организация проводит мониторинг каждого проекта. Среди них – «Питание для системы образования». Каждому школьника в течение учебного периода Программа распределяет по 25 кг муки и 4 кг растительного масла на два месяца. В труднодоступные районы Бадахшана, такие, например, как Шугнан или Дарваз, продукты доставлялись на лошадях и ослах. Естественно, что происходила спекуляция товаром, поскольку сотрудники программы не могли контролировать свои поставки до конечного пункта. С открытием новой дороги через перевал Гарджавин у оз. Шева эти проблемы можно будет легко устранить.

Второй проект «Питание за работу», осуществляемый совместно с другими неправительственными организациями, предназначен для людей, выполняющих дорожные работы. За свою работу они получают зарплату продуктами, ежедневно – 7 кг зерна и растительное масло. Даже в период активного противостояния «Талибан» и «Северного альянса» Программы продолжали свою работу, однако она осуществлялась крайне медленно и всего в двух северных провинциях –Бадахшан и Тахар. За последний год офисы WFP открылись в провинциях Кундуз, Балх, Баглан. Экономическими донорами организации являются Америка, Канада, Швеция, Дания, Германия. Российские поставки, осуществляемые Министерством по чрезвычайным ситуациям, в основном ориентируются на Кабул.

Смена политических условий, возникшая после разгрома движения «Талибан», создала предпосылки для налаживания экономических связей между народами таджикского и афганского Бадахшана. В августе этого года в районе Ишкашима был открыт пункт приграничной торговли. До четырехсот торговцев с обеих сторон приходит дважды в месяц на берег Пянджа, чтобы обменять сэкономленную гуманитарную помощь, продукты и одежду на горюче-смазочные материалы. Аналогичный торговый пункт был открыт на участке Мургаба. При содействии Организации Ага-Хана IV в районе Хорога строится мост, который соединит афганский и таджикский Бадахшан. В проекте – строительство еще нескольких подобных мостов в Дарвазе и Ишкашиме. Политики, ученые, простые жители Таджикистана и Афганистана уверены, что сближение народов, начатое посредством экономических взаимоотношений, поможет преодолению изоляции Афганистана и вхождению его в мировое цивилизационное пространство.

 

© Надежда Емельянова