Skip to main content
Понедельник, 13 апреля 2020 07:17

Калай-Хумб: три взгляда на трагедию, которая унесла жизни 22 пограничников

Ровно 25 лет назад произошли трагические события на таджикско-афганской границе: в одном из ущелий попала в засаду военная колонна, погибли 22 военнослужащих (в основном – представители казахстанского батальона миротворческих сил СНГ), 13 человек были ранены. Сразу же после того, как появились сообщения о расстреле колонны в Дарвазском районе, я вылетела в Таджикистан. По прибытии незамедлительно, вертолетом из Душанбе отправилась к месту трагедии. Это было единственное «проникновение» представителя СМИ на место чрезвычайного происшествия. В Калай-Хумбский отряде я получила распоряжение не покидать территории части, но путем логического убеждения командования, получила возможность выйти наружу для интервьюирования сотрудников администрации и жителей района. Еще через несколько часов в составе специальной группы, на БТР с военной комиссией по проверке ЧП, мы отправились на место трагедии.

В отряде мне довелось жить в одной квартире с медиками развернутого здесь полевого госпиталя, что позволило получать всю информацию буквально «из первых рук». Когда материал был готов к печати, его прокомментировали высокопоставленные должностные лица от командования и военной прокуратуры ФПС России.

Опубликовано в журнале "Вестник границы России", № 8 - 1995 г. С. 50-61.

ГЛАЗАМИ ЖУРНАЛИСТА

Лейтенант Н .ЕМЕЛЬЯНОВА, наш специальный корреспондент

Самый короткий путь из Душанбе на Памир – вертолетом. Им и воспользовалась.

С высоты птичьего полета впечатляет все - и горные вершины, покрытые ослепительно белыми снежными шапками, и пограничный Пяндж, и очертания кишлаков с островками зелени... Но до красот ли сейчас? Калай-Хумб, этот сравнительно небольшой таджикский кишлак, с расположенным в нем пограничным отрядом, обрел в последнее время известность чуть ли не мировую. Печальную известность. Здесь, как в проклятом месте, властвуют смерть, голод, человеческие страдания, которым пока что не видно конца.

В штабе погранотряда, куда прибыла прямо с вертолетной площадки, царила на первый взгляд деловая, спокойная атмосфера. Но это было спокойствие взведенного курка. Во всяком случае, начальник отряда подполковник А.Савилов сразу же после знакомства предупредил: 'За порог отряда - ни ногой!..» И лишь после моих уговоров, при поддержке офицеров отдела воспитательной работы В. Палехова и А. Григорьсва, обещавших свою помощь и "страховку", разрешил встретиться с местными властями, жителями кишлака.

Голод

Калай-Хумб, районный центр Дарвазского района, является составной частью Горно-Бадахшанской автономной области. Г.Доутиев, заместитель председателя исполкома, рассказал, что после трагических событий на Пшихарве ситуация в районе резко обострилась. Боевики бандформирований Движения исламского возрождения Таджикистана (ДИВТ) блокировали автотрассу Хорог - Калай-Хумб. Пути сообщения с Душанбе через перевал не функционируют. Район оказался в экономической блокаде. И уже не первый день у исполкома собираются до 50 человек с просьбой выдать им хоть какие-то продукты питания, но власти не в состоянии это сделать.

Пытаясь предотвратить голод и скачок детской смертности, руководство района направило несколько телефонограмм на имя президента Республики Таджикистан, командующего Группой российских погранвойск в Таджикистане, а также председателю Горного Бадахшана и в отделение Международного фонда Красного Креста. Телефонограммы буквально кричали: "В связи с нехваткой продуктов питания по всему Дарвазскому району наступил голод. Если в ближайшие 2-3 дня в район не пришлют муки, возможны случаи голодной смерти..." Через несколько дней, при содействии пограничников, в кишлаки Дарваза поступила мука.

Рассказывая об этом, Г.Доутиев то и дело взрывался негодованием:

- На словах оппозиция желает народу Памира блага, а на деле - грабеж, мародерство, убийства мирных жителей. Сейчас вот еще одно испытание - экономическая блокада, расчет на то, что голод, нищета вызовут недовольство народа правительством. И все же население оппозицию не поддерживает. Люди хотят мира, работы, спокойствия.

Позже, во время выезда в кишлак Тогмай, мне довелось побеседовать с местными жителями - преподавателями физики и математики. Как оказалось, они учат детей й в эти трудные дни.

- Что сказать,- тяжело вздохнули оба, - устали. От войны, от жизни такой. Третий год без зарплаты. Единственное средство к существованию - гуманитарная помощь. Народ не верит никому - ни оппозиции, ни правительству.

Мечта о военном плацдарме

Оппозиция своих целей и не скрывает. Главное для нее - создание плацдарма в ГБАО и перевод туда с территории Афганистана так называемого правительства Таджикистана в изгнании. После завершения этой операции руководители ДИВТ планируют осуществить дальнейшее наступление в группы Гармских районов РТ и далее на Душанбе. Именно поэтому оппозиция не может смириться с утратой контроля над Дарвазом и Ванчем. Пограничники им как кость в горле, отсюда вся нелюбовь, точнее, ненависть к ним. Сейчас пограничники в Калай-Хумбе, как говорится, у себя дома. А ведь всего несколько месяцев назад им приходилось согласовывать проезд из аэропорта в Калай-Хумб с лидерами местных боевиков. Отряд (до нояоря 1994 г. комендатура Хорогского погранотряда) неоднократно блокировался боевиками. Осенью прошлого года на несколько дней стала мини-крепостью тесно взятая в кольцо 5-я погранзастава.

Не легче было и местным жителям. В декабре 1994г. вооруженные группы под командованием Джанайдулло ограбили кишлаки Курговад и Пошхарв, захватили и угнали на территорию Афганистана 5 заложников - граждан Республики Таджикистан, сожгли автотранспорт, перегнали на сопредельную сторону десятки голов скота. Одновременно они устроили завал на дороге Хорог - Калаи-Хумб, отрезав тем самым один из основных путей доставки продовольствия в Дарваз. Население в очередной раз обратилось к пограничникам с просьбой о защите.

В этот период более 200 боевиков ДМВТ перемещались вдоль границы в сторону Калаи-Хумба. И везде чинили насилие над мирными жителями. Но и пограничники не бездействовали, вот почему боевики спешно искали себе базу. Разумеется, на сопредельной стороне. Предъявив сопроводительные письма от министра обороны Афганистана Масуда, они попытались договориться с местными авторитетами. Но власти афганского приграничья, опасаясь за свои судьбы и безопасность населения, отказались поддержать бандитов от оппозиции. Около полумесяца дивтовцы искали место, с которого можно было бы развязать войну на границе. По имеющимся данным, прибыв в кишлак Мой-Май, Джанайдулло заплатил 300 тысяч американских долларов командиру 77-го погранбатальона 12-й пограничной бригады ИГА подполковнику Мухаммаду Юрбеку и командиру пограничной роты капитану Махмадулло, поделился с ними домашним скотом, который конфисковал у местных жителей. В результате боевикам таджикской оппозиции удалось сконцентрироваться на данном направлении и начать серию вооруженных акций против пограничников.

В настоящее время на левом фланге Калай-Хумбского отряда на сопредельной стороне в кишлаках Джовайского ущелья и Мой-Майской зоны сосредоточено более 200 боевиков ДИВТ. С открытием перевалов новые группировки выходят с тыловых районов Афганистана, в частности городов Файзабад и Тулукан для ведения боевых действий на дарвазском направлении.

Вербовка

Выезжая на любой участок отряда, чувствуешь постоянное напряжение. За пограничниками здесь следят десятки глаз. Да и сам отряд, расположенный на плато-пятачке в окружении гор, весь как на ладони. Если в Хороге до сих пор оппозиция орудует в открытую, то в Дарвазском районе, после создания Калаи-Хумбского отряда, она ушла в подполье. К примеру, скрытно действует группировка "ФАНИТ" ("Федоин-е артиш-е нахзат-е исломий-е Таджикпстон") - "Армия героев исламского движения Таджикистана".

Ее члены отслеживают в кишлаках и на дорогах продвижение колонн погранвойск, наблюдают за отрядом и передают эту информацию дальше. "ФАНИТ" осуществляет активные попытки склонить часть российских военнослужащих к дезертирству с последующим их уходом в бандформирования. Для осуществления этих планов создана широкая сеть вербовщиков и их помощников, в том числе из числа военнослужащих и местного населения.

В первую очередь внимание "ФАНИТ" привлекают квалифицированные специалисты в области стрелкового вооружения, минно-взрывного дела, механики-водители БМГТ БТР и танков. В последнее время руководители ДИВТ поставили перед вербовщиками задачу по склонению к дезертирству и уходу в ИГА офицеров - техников по ремонту и эксплуатации вертолетов.

Тому, кто осуществит вербовку такого лица, обещано вознаграждение в 30 тысяч американских долларов. Типичным местом, где ведется предварительное изучение военнослужащих, являются импровизированные базарчики у КПП. Именно там выявляют лиц, склонных к побегу, - тех, кто имеет проблемы в коллективе, слабохарактерных, меркантильных. Методика здесь проста. Сперва выясняется уровень профессиональной пригодности изучаемого объекта, а в дальнейшем начинается его идеологическая обработка происламской направленности. В случае если военнослужащий изъявит согласие перейти на сторону оппозиции, ему обещают оплату в валюте, а после захвата власти покупку дома, квартиры, автомобиля и ряд подобных льгот. Именно такая цена установлена за предательство.

Для восстановления господствующего положения в Дарвазском районе оппозиция пытается использовать все рычаги, в том числе международные организации, в частности миссию ООН, пытаясь при их содействии обвинить правительство Таджикистана в нарушении Соглашения о временном прекращении огня, а затем выдвинуть свои ультимативные требования: вывести из ГБАО подразделения таджикских погранвойск, разрешить вооруженной оппозиции передвижение по территории, охраняемой Калай-Хумбским погранотрядом.

Нельзя сказать, что эти попытки безрезультатны. Так, в декабре прошлого года члены смешанной комиссии наблюдателей ООН из числа представителей оппозиции Хасанов и Махмудов пытались обвинить российских пограничников в неправомерности их действий по пресечению вылазок вооруженных боевиков. В беседах с жителями кишлака Курговад Хасанов и Махмудов пытались оказывать на них давление, вынуждали сделать заявление о том, что в кишлаке якобы грабили и бесчинствовали не боевики непримиримой оппозиции, а исключительно афганские граждане Комиссия даже освободила задержанных российскими пограничниками 8 нарушителей границы, хотя в их числе были вооруженные преступники, длительное время терроризировавшие население района. В то же время члены комиссии отказались разбираться по факту грабежа мирных жителей кишлака Курговад, не сочли нужным хотя бы поговорить с женой захваченного оппозиционерами в заложники директора школы Дона Зараоекова. Подобная предвзятость, безусловно, не на пользу делу. Об этом официально высказались в своем обращении к миссии ООН в Республике Таджикистан власти Дарвазского района.

Наркотрафик

Обстановку на Дарвазе во многом определяют и наркомафиозные структуры. По мнению генерал-майора Т.Бузубаева, заместителя командующего погранвойсками Республики Казахстан, чьи подразделения также находятся на памирском направлении, ежегодно через Памир проходит до 200 тонн наркотического сырья. Примерно 50% его уходит через Хорог-Мургаб-Ош в братские нам республики СНГ; другие 50% перебрасываются в Гарм, Душанбе, а потом в Москву и Санкт-Петербург, откуда до 70% этих поставок идет во Францию и Германию, где подвергается дальнейшей переработке. Отсюда уже готовый товар в разном количестве перевозится в США и другие страны. Так что. перекрывая ущелья Дарваза, пограничники ущемляют интересы не только таджикских оппозиционеров, но и международных наркомафиозных структур.

Бой в районе Пшихарва

С момента создания Калай-Хумбского отряда российские пограничники во взаимодействии с военнослужащими Отдельного сводного стрелкового батальона Республики Казахстан и таджикскими погранвойсками достаточно плотно перекрыли те направления, которые оппозиция планировала использовать в своих целях. Ответные меры не заставили себя долго ждать 7-8 апреля с.г. боевики ДИВТ осуществили вооруженную акцию против пограничников в районе Пшихарвского ущелья

И в отряде, и во время выездов в район Джовайского, Висхарвского ущелий, на посты и заставы российских, казахстанских, таджикских пограничников мне довелось побеседовать со многими участниками этих трагических событий. По их рассказам была воссоздана общая картина боя.

Решение о выставлении пограничного поста "Пшихарв от Отдельного сводного стрелкового батальона Минобороны Республики Казахстан (ОССБ РК) на участке Калаи-Хумбского отряда было принято командованием Группы, исходя из указания ФПС России. Рано утром колонна выдвинулась из управления отряда по маршруту Калаи-Хумб - Курговад - Даштак. Одновременно начальник отряда подполковник А.Савилов отправился в район кишлака Мой-Май для проведения погранпредставительской встречи в целях обеспечения безопасности продвижения колонны. Дело в том, что при подготовке к выставлению поста на Пшихарве управление Группы войск и командование отряда располагали данными о возможном проведении засад по маршруту продвижения колонны.

Прибыв на место, рекогносцировочная группа, в которую вошли заместитель командира части по вооружению подполковник Г. Тихонов, командир ОССБ РК майор Ю. Лобачев, заместитель начальника тыла майор Б. Лисовенков, под прикрытием вышла по направлению к верхнему плато для разведки местности. Часть личного состава резерва отряда и роты ОССБ РК продолжала оставаться в машинах. По направлению к ущелью Гоздара колонну обогнал медицинский УАЗ. Неожиданно по нему был открыт огонь с сопредельной стороны. Это послужило сигналом для начала обстрела колонны из подготовленной боевиками засады.

На машины с военнослужащими обрушился шквал огня. Солдаты казахстанского батальона впервые попали в боевую обстановку. Спрыгивая с машин, они пытались укрыться за их колесами, но транспорт горел, а снайперы-боевики делали свое черное дело. Кстати, по численности их было не больше, чем военнослужащих, но на их стороне были внезапность, подготовленность позиции, мощное оружие. Гранатометы, пулеметы и автоматы били с максимально близкого расстояния, укрыться же от огня пограничникам было просто негде. Обстрел велся в основном с территории ИГА, хотя в тылу также находилась небольшая группа боевиков, однако вскоре она отошла, так и не приняв боя. Спустя время офицеры, участники боя, в один голос говорили о высоком профессионализме организаторов засады.

Командир казахстанского батальона, майор Ю.Лобачев, имеющий опыт афганской войны, сказал:

- Лучшего места для засады нельзя было придумать. Если бы я ее готовил, то все сделал бы точно так.

Да, боевики действовали профессионально. Уже в первые минуты были убиты или ранены все командиры взводов казахстанского батальона, ранен заместитель командира роты. И тогда командование ротой принял на себя сержант сверхсрочной службы Марат Ахметов. Если бы не его организующие действия потерь было бы гораздо больше.

Рекогносцировочная группа, поднимающаяся по тропе, услышала звуки взрывов и автоматную стрельбу со стороны колонны на середине пути. «Что-то случилось, надо быстрее пробираться наверх», - слова Бориса Лисовенкова повисли в воздухе. Майор Лобачев, идущий замыкающим, едва успел крикнуть «Ложись!» - как над ними прошла автоматная очередь. Б. Лисовенков с саперами перебежками бросился к сопке, остальные залегли на тропе и стали отстреливаться. В считанные минуты наверх поднялся и Лобачев. Стреляя по вражеским бойницам, офицеры сместились вправо, и им открылась часть дороги у Пшихарвского моста. Чернела металлом отцепленная и брошенная зенитная установка, дымился груженный боеприпасами ГАЗ-66, чуть дальше вел бой БТР.

И опять усилилась стрельба по сопке с афганской стороны. Выстрелив последнюю гранату, майор Лобачев отбросил в сторону гранатомет, камуфляжную куртку и, попросив Лисовенкова прикрыть его, перебежками под обстрелом стал спускаться вниз по тропе. Вскоре он принял на себя руководство боем. А спустя еще некоторое время к Пшихарву подоспел бронетранспортер с начальником отряда.

Когда наступили сумерки у многих, наверное, вырвался вздох облегчения. Но даже в темноте противник продолжал обстреливать остатки колонны из установки БМ-1. Выстрел из огнемета по ночной вспышке заставил боевиков замолчать. Горную тишину нарушали только стоны раненых. Начальник ВМС отряда старший лейтенант М. Козьмин и лейтенант С. Пахимов оказывали им врачебную помощь.

Всю ночь, весь следующий день и еще одну ночь медики отряда, те, кто прибыл на усиление из душанбинского госпиталя, сотрудники ЦРБ Калай-Хумбского ПОГО М. Лядова, начальник аптеки ПМП прапорщик Г. Алексеенко, операционная сестра Калай-Хумбской ЦРБ Г. Каримова, врач-хирург ЦРБ Г. Залимшоев, зам. главного врача ЦРБ Ш. Махмадкаримов, врач-рентгенолог Д. Мардиков, операционная сестра О. Халаватова, врач Г. Акрамов, врач ОССБ РК капитан С. Башеров, фельдшер ПМП Б. Назирова, водитель-санинструктор М. Абдурахимов делали все возможное для спасения человеческих жизней.

Война продолжается

Не успели отгреметь последние выстрелы на Пшихарве, как накалилась обстановка на ванчско-язгулемском направлении. Памирские боевики обстреляли из тяжелого и стрелкового оружия блокированный ими ПМП «Язгулем», а 10 апреля осуществили попытку захватить 1-ю погранзаставу и ПГП «Хумраги» Хорогского погранотряда. Председатель ДИВТ Саид Абдулло Нури отдал приказ об уничтожении всех погранпостов по линии границы на Памире. В целом же в этот период на памирском направлении приняли участие в боевых действиях группы боевиков общей численностью до 600 человек. Руководил операцией Совет джихада Бадахшана во главе с Мухаббатовым Саламом и Саид Шарифом. Их деятельность координировалась председателем ДИВТ С.А. Нури.

После того как наступление на участках Хорогского и Калай-Хумбского отрядов 10-14 апреля потерпела поражение, боевики заметно ослабили свой порыв. Руководство вооруженных сил ДИВТ дало указание полевым командирам об изменении тактики и переходе к действиям мелкими группами, совершении внезапных нападений на подразделения погранвойск. Одновременно оппозиция развернула широкую пропагандистскую деятельность в СМИ, стараясь привлечь к себе внимание мировой общественности и путем дезинформации укрепить пошатнувшийся авторитет. На сегодняшний день очевидно одно: отказываться от установления своего господства на Памире оппозиция не намерена. Несмотря на участие в межтаджикских переговорах и рассуждении о стремлении к миру, руководство ДИВТ выжидает подходящий момент для ввода резервов, находящихся в районе Бахорака, Файзабада, Тулукана, Чахи-Аба (ИГА), чтобы начать новые операции на памирском направлении. Одновременно с этим наносятся отвлекающие удары на пянджском, пархарском, шуроабадском направлениях с широким использованием партизанских методов войны: минирорванием дорог, захватом заложников, проведением террористических акций и т.п.

В связи со сложной обстановкой Памир, безусловно, нуждается в том, чтобы к нему было обращено внимание и политиков, и общественности. Так же, как в свое время в эпицентре внимания была обстановка в районе Саригор (Московский ПОГО): Пока российские военные и пограничники из государств СНГ остаются в Таджикистане, следует принять все меры и на всех уровнях, чтобы наши парни не чувствовали себя здесь брошенными ни в моральном, ни в бытовом плане.

 

МНЕНИЕ ФПС РОССИИ

Генерал-майор В. Кудрявцев, начальник штаба – первый заместитель  начальника Центральной инспекции ФПС России

Трагедия, происшедшая на участке Калай-Хумбского погранотряда, болью отозвалась в сердцах общественности, каждого из нас, ибо гибель боевых товарищей – это всегда драма, боль, которую не заглушить ничем. Но это первое восприятие, чисто эмоциональное, мы же, люди военные, профессионалы, должны прежде всего разобраться в главном, причинах происшедшего: что это – трагическая случайность или же чья-то преступная халатность, следствие некомпетентности, неорганизованности, пренебрежение законами боевой обстановки? Вопросы эти важны еще и потому, что только беспристрастный анализ происшедшего, принятие действенных мер по самому широкому спектру служебных отношений могут способствовать недопущению подобного впредь.

Итак, как известно, 7 апреля 1995 года в ходе боевого столкновения в районе Пшихарвского ущелья были убиты 22 и ранены 46 военнослужащих. Подбиты КШМ, БТР-80, ЗИЛ-130, ЗИЛ-131, ГАЗ-66, поврежден 82-мм миномет. Безусловно, исход боя удручающ.

По приказу Директора ФПС России генерал-полковника А. Николаева к месту событий была срочно направлена группа офицеров Федеральной пограничной службы, состоялось тщательное разбирательство, итоги которого были доложены руководству ФПС, легли в основу приказа Директора ФПС России, расставившего все акценты, воздавшего, как говорится, каждому по заслугам.

Как же развивались события, что предшествовало им? В соответствии с указанием ФПС России, с целью усиления прикрытия границы на пшихарском направлении Калай-Хумбского погранотряда, предстояло выставить пограничный пост «Пшихарв» от Отдельного сводного стрелкового батальона Министерства обороны Республики Казахстан. Планом боевых действий отряда на 7 апреля с.г. предусматривалось совершить марш и выставить пограничный пост, личный состав которого в последующем должен был организовать службу и не допустить обстрела наших колонн, минирования дорог и моста боевиками ДИВТ. Прикрывать колонну должен был резерв погранотряда, включавший бронетехнику, два вертолета МИ-8, РБГ от мото-маневренной группы на БТР-ах.

Командующий Группой российских погранвойск в РТ генерал-лейтенант Чечулин А.Т. это решение утвердил, о чем доложил в ФПС России. В состав РБД и ТД были включены группы обеспечения движения, которые имели средства инженерной разведки, ВВ, все необходимое полностью. Автобронетанковая техника РБГ находилась в исправном состоянии, готовая к совершению марша. В наличии было стрелковое и групповое оружие, необходимое количество боеприпасов.

Ничто не предвещало неожиданностей. Однако в день начала операции по выставлению поста стали возникать «нестыковки». Так, из-за резкого ухудшения погоды вертолеты прикрытия вылететь не смогли. Об этом было доложено командованию Группы, тем не менее, дополнительных мер по обеспечению безопасности колонны так и не было принято. В соответствии с боевым распоряжением колонну должен был вести начальник отряда подполковник Савилов А.В., однако после отдачи боевого приказа он убыл к месту проведения погранпредставительской встречи в районе кишлака Мой-Май (для обеспечения безопасности проводки колонны на данном участке). В его отсутствие колонну возглавил зам.командира части по вооружению подполковник Тихонов Г.И.

РБГ от ММГ отряда под командованием майора Торощина В.И. в назначенное ей время выдвинулась в район Пшихарвского моста. Там, согласно ранее полученной задаче, офицер развернул минометный взвод для огневого обеспечения выставленного поста, провел инженерную разведку маршрута движения, а также самого моста на предмет его минирования противником. Все вроде бы шло по плану. Однако спустя 1,5 часа, майор Торощин В.И., в нарушение ранее полученного боевого приказа, принимает вдруг решение сняться с позиции и двигаться навстречу колонне. Почему? Торощин ссылается на устный приказ из отряда, но в ходе разбирательства это не подтверждается. Допускает нарушение боевого приказа и подполковник Тихонов Г.И., отдавая распоряжение развернуть огневой взвод минбатареи с целью прикрытия движения колонны, а не выдвинуть его в район Пшихарва.

Как выяснилось, на всем протяжении маршрута отсутствовала устойчивая связь между резервом отряда и РБГ. Скажу больше, именно из-за отсутствия средств связи старший колонны фактически утратил управление подразделением в начальный период боя. Лишь в дальнейшем, когда к колонне прорвался начальник отряда и взял управление боем на себя, была организована оборона на первом и втором ярусах, пограничники приступили к подавлению огневых точек противника, эвакуации раненых и т.п.

Состоявшийся бой еще раз (в который уже раз!) подтвердил непреложную истину: гибнет в первую очередь плохо обученный солдат. К сожалению, следует отметить, что многие военнослужащие ОССБ РК действовали неумело, командиры взводов фактически растерялись, подчиненными не руководили, что привело к большой скученности военнослужащих за автомашинами и явилось. По сути, основной причиной столь значительных потерь. Умело действовали в боевой обстановке лишь командир батальона майор Лобачев Ю.М. и зам.командира взвода сержант сверхсрочной службы Ахметов М.Е.

Особый вопрос – об эффективности деятельности разведорганов, умении командиров всех уровней правильно использовать данные о намерении противника. Как показало разбирательство, командование Группы и отряда при подготовке и выставлении погранпоста "Пшихарв" располагали данными о возможном проведении засад на данном направлении. К примеру, за несколько дней до выставления поста заинтересованным должностным лицам была передана информация о намерениях боевиков ДИВТ (группа Джанайдулло) совместно с афганскими моджахедами организовать несколько засад в районе входа в Пшихарвское ущелье с целью обстрела колонн российских погранвойск. Эти данные были доложены и начальнику отряда подполковнику Савилову А.В. Однако должной реакции с его стороны не последовало. Откуда эта беспечность? Почему командир части не сделал соответствующих выводов из факта обстрела колонны именно на этом направлении тремя месяцами раньше, что повлекло за собой гибель пограничников? Почему командование Группы столь беспечно отнеслось к проблеме обеспечения безопасности прохождения колонны и позволило командиру части наступить на одни и те же грабли дважды, ведь цена ошибки очень велика - жизни людей. На все эти вопросы еще предстоит найти ответ в ходе дальнейшего расследования.

В соответствии с приказом Директора ФПС России генерал- полковника Николаева А.И. принимаются активные меры по устранению серьезных недостатков, оказанию практической помощи в организации служебно-боевой деятельности на участке Калай-Хумбского погранотряда, Группы российских погранвойск в Таджикистане. Уроки и предварительные выводы из данной трагедии детально рассмотрены на заседании военного совета Группы российских погранвойск в РТ.

В свете его решений предстоит многое сделать в плане совершенствования учебного процесса, особенно с сержантами, специалистами, по инженерному, материально-техническому и бытовому обеспечению отряда. На момент разбирательства, скажем, выяснилось, что комплектование отряда вооружением и техникой осуществляется с нарушением установленных сроков, а это, безусловно, сказывается на его боевых возможностях. По ряду причин неудовлетворительно решается задача создания запаса материальных средств. Немало проблем с обеспечением горюче­смазочными материалами, вещевым имуществом продуктами питания. Длительное время отсутствуют картофель и овощи, нередки перебои с обеспечением мукой и мясом, отсутствуют дрова. У пограничников, выполняющих боевые задачи в дефиците мыло, полотенца, туалетные принадлежности. С момента тяжелого происшествия прошло несколько месяцев. Скажу , что руководством ФПС России принимаются все меры к тому, чтобы не допустить ничего подобного впредь Надеюсь происшедшее станет для всех нас уроком. Тяжелым, но необходимым.

 

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ

Генерал-майор юстиции А. СИРЫК, заместитель военного прокурора Пограничных войск РФ

Боестолкновение на участке Калай-Хумбского погранотряда (7- 8 апреля с.г.), связанное с гибелью и ранением значительного числа военнослужащих. - событие чрезвычайное, из ряда вон выходящее даже в рамках боевых будней войск. Вот почему со стороны военной прокуратуры пограничных войск последовала незамедлительная реакция. 19 апреля с.г. в целях всестороннего, полного и максимально объективного расследования в отношении командира части подполковника Савилова А.В. мною было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.260 п."в" Уголовного кодекса РФ (халатное отношение к службе, повлекшее тяжкие последствия).

По поручению военного прокурора пограничных войск генерал- лейтенанта юстиции А.Кима к месту происшествия была срочно направлена группа прокурорско-следственных работников нашей прокуратуры. Прибыв на место, мы объединили свои усилия с коллегами из военной прокуратуры Группы российских погранвойск в Республике Таджикистан (группу возглавлял военный прокурор генерал-майор юстиции А. Третецкий).

Что сделано к настоящему времени? Полностью проведены все экспертизы и другие следственные действия. В период с 15 июня по 3 августа с.г. по нашей просьбе, с привлечением ведущих специалистов Академии Пограничных войск РФ, была проведена тактико-уставная экспертиза, исследовано три тома уголовного дела. На данном этапе осуществляется правовая оценка официального заключения названных экспертов в совокупности с другими доказательствами, собранными в ходе расследования уголовного дела, ведется доработка некоторых вопросов, связанных с выполнением требований Закона о полноте и всесторонности исследования обстоятельств и причин случившегося.

Таким образом, следствие еще не закончено. Оно продлено до 19 сентября с.г., поэтому говорить о перспективах дела пока преждевременно. Однако я уверен, что к назначенному сроку расследование будет завершено.

Кстати, в качестве информации для читателей: ввиду особой тяжести происшедшего ход расследования этого уголовного дела держит на особом контроле Генеральная прокуратура Российской Федерации.

Комментарии подготовил В.РУДНЕВ.