Четверг, 09 июля 2020 11:12

Рыбаковы: история семьи московских старообрядцев

Старообрядчество сыграло большую роль в истории России. В силу разных обстоятельств эта роль до настоящего времени остается малоизученной и малоизвестной. На мой взгляд, историю старообрядцев России лучше всего исследовать по истории фамилий, семейных династий. Семья Рыбаковых – наглядный пример того, как развивалось русское старообрядчество в XIX-XX веках. Многие истории о роде Рыбаковых мне довелось услышать от Ростислава Борисовича Рыбакова (28.03.1938-07.08.2019), который всегда подчеркивал свою связь по отцовской линии с большим родом староверов. В своем стихотворении «Пламя веры» Ростислав Рыбаков в сжатой, но четкой форме, передал свою связь с миром предков:

"Отцы мои старообрядцы –

Суровых предков строгий взгляд.

Их тени черным грозным братством

За мной, за грешником, стоят"[1].

Наиболее строгим приверженцем старой веры и ярким представителем «грозного черного братства» был дед Р.Б.Рыбакова, Александр Степанович Рыбаков. Он прожил долгую жизнь, будучи вовлечен в круговерть разноаспектных событий, включая и гонения на старообрядцев, и снятие режима тотального контроля и слежки за ними. Своими корнями он был прочно связан с подмосковной Коломной, большим родом крестьян и купцов Рыбаковых.

Коломенская обитель

Коломенский Кремль на картине А.М. Васнецова.

Александр Степанович Рыбаков родился 10 июня 1885 года в селе Бобренёво, под Коломной. В средние века Коломна являлась стратегическим пунктом на юго-восточном направлении, охраняющим Москву от монгольских вторжений. С XIV века «стражем» Коломны стали Голутвин монастырь и селение Бобренёво с расположенным здесь Богородице-Рождественским монастырем - важные звенья заградительной линии Московского государства. Коломна стала и обителью, сохраняющей старую русскую веру. В конце XVII века коломенский епископ Павел одним из первых выступил против церковных нововведений, за что претерпел мученическую смерть. На протяжении веков Коломна оставалась местом, где скрывались гонимые властями старообрядцы. Они старались держаться вместе - родом, единой общиной, что спасало от размытия идентичности даже в самые трудные времена. Вдали от крупных городов и промышленных центров глубинная Россия всегда находила внутренние силы для подъема и возрождения.

С середины 30-х годов XIX столетия начался бурный рост старообрядческого предпринимательства, настолько активный, что современные исследователи даже определяют его как «капитализм, сформировавшийся преимущественно в рамках старообрядческой религиозной общности»[2]. В этот период Рыбаковы создали в Бобренёве шелкоткацкую фабрику, а во второй половине XIX века перенесли её в Коломну[3]. К 1870 году в Коломенском уезде фабрики Бабаевых и Рыбакова были наиболее крупными из мануфактур (до 300 рабочих в каждой), на них применялось новейшее оборудование – прядильные машины, ткацкие станки, паровые двигатели. Фабрика Фёдора Тимофеевича Рыбакова отличалась большим ассортиментом производимых товаров. Здесь делали платки, изготавливали разные материалы: гладкие и узорчатые шелковые ткани атласного плетения; бархат с золотом; плотный шелковый штоф, употребляемый в драпировках и обивке мебели; жесткий шерстяной дубль для пошива дамского и мужского пальто[4].

Являясь крупными мануфактурщиками и почетными гражданами Коломны, купцы Рыбаковы не скрывали своей принадлежности к старой вере. В доме М.Ф. Рыбакова на улице Полянской располагался моленный дом старообрядческой общины (домовая церковь Рыбаковых)[5]. Санкт-Петербургский «Церковный вестник», № 15 за 1887 год сообщал, что в Коломне и ее окрестностях находится «немало раскольников, преимущественно поповцев по австрийскому согласию». При этом отмечалось, что в самом городе существуют две старообрядческих моленных с алтарями и принадлежностями храма, при каждой есть свой настоятель: «одна в Троицкой ямской слободе, где поповствует крестьянин бронницкого уезда Косма, а другая – в Гончарах, при доме купцов Рыбаковых, с попом Иваном, тоже крестьянином коломенского уезда…»[6]

Дом Рыбаковых по улице Полянской, 18.
Фото Н.Емельяновой.

В 1891 году братья Рыбаковы попытались легализовать молитвенный дом и обратились к властям с просьбой о разрешении им устройства старообрядческой моленной при фабрике «Торгового дома Федора Рыбакова и сыновья», чем привлекли особое внимание надзорных органов. В то же время, владелец фабрики М.Ф. Рыбаков и его сыновья были в числе крупнейших благотворителей и просветителей Коломны, вкладывая большие средства в развитие системы здравоохранения, образования, библиотечного дела[7].

Моленная при фабрике Рыбаковых находилась в двухэтажном флигеле, который ранее был занят фабрикой. Во время богослужений, которые проходили «с полным благолепием», в Рыбаковской моленной всегда было многолюдно[8]. Моленная существовала неофициально еще более десяти лет. В настоящее время старообрядческая община пытается спасти историческую память города, призывая власти и горожан к восстановлению дома купцов Рыбаковых по улице Полянской, 18[9].

Открытие старообрядческого храма в Коломне (ныне утрачен).
Фото из журнала "Церковь"

В начале ХХ века отношение к старообрядцам стало смягчаться, а с 1905 года последовали кардинальные перемены в жизни старообрядческих общин России. 17 апреля 1905 г. был подписан Высочайший указ «Об укреплении начал веротерпимости», а через полтора года, 17 октября 1906 года правительствующему Сенату был вручен Высочайший Указ о порядке образований и действия старообрядческих общин, согласно которому старообрядцам предоставляется свободное исповедание их веры и публичное отправление богослужений. Коломенские старообрядцы подали прошение о регистрации, и 20 февраля 1909 года Московским Губернским Правлением была зарегистрирована Коломенская старообрядческая община. Старостой церковного совета общины был избран С.К. Рыбаков[10].

Одновременно коломенские староверы приступили к строительству собственного храма, а 10 октября 1910 г. состоялось поднятие крестов на новый старообрядческий храм Рождества Богородицы. В домашнем храме Рыбакова была совершена обедня, после чего крестный ход отправился к месту торжества. На такое невиданное в городе зрелище – открытие старообрядческого храма, собралась множество народа. После окропления крестов святой водой, было совершено их поднятие на храмовую колокольню.

2 января 1911 года, состоялось освящение храма Рожества (именно так пишут и произносят староверы!). Специально для проведения торжества из Москвы в Коломну прибыл архиепископ белокреницкой епархии Иоанн Картушин, его сопровождал церковный причт и хор певцов Рогожского кладбища[11]. Церковный староста старообрядческой общины С.К. Рыбаков, словно дождавшись главного события жизни, завершил свой земной путь на следующий день, 3 января 1911 года. 6 марта 1911 года на ежегодном собрании коломенской старообрядческой общины, председательствующий предложил присутствующим положить обычные 15 поклонов за упокой умершего С.К. Рыбакова [12].

Через год, 7 января 1912 года архиепископ Иоанн Картушин вновь посетил Коломенскую общину и совершил богослужение в новом храме. 11 марта того же года на общем собрании прошло поминовение С.К.Рыбакова. На этом же собрании был избран новый состав совета общины. В число избранных вошли также трое особо доверенных лиц для проверки отчетности совета (сроком на год), одним из них был внук почившего старосты, А.С. Рыбаков[13].

Тернистый путь знаний

Александр Степанович Рыбаков прожил в селе Бобренёво Коломенского уезда до восьми лет. В автобиографии 1940 года Александр Рыбаков расскажет о том, что отец его «рано ушел на заработки и всю жизнь проработал в Москве мелким служащим»[14]. Интересно отметить при этом, что в Москве, на Таганке, на втором этаже дома, где сейчас находится магазин «Звёздочка», в начале ХХ века был магазин готового платья Рыбаковых. Петербургский историк Лев Клейн (Самойлов) утверждает, что владельцем этого магазина был Александр Степанович Рыбаков[15], но, скорее всего, это было общинное торговое предприятие коломенского рода Рыбаковых.

Старая Москва. Вид на Большую Алексеевскую ул. от Таганской площади.
Справа - магазин, принадлежавший купцам Рыбаковым.
Ныне здесь располагается ТЦ "Звёздочка".

Вместе с отцом и матерью, Александр переехал в Москву. Окончив городское начальное училище у Яузских ворот, он поступил в Московское Басманное городское четырехклассное училище. Такие училища действовали на основании на основании Положения, высочайше утвержденного 31 мая 1872 года. Эти общеобразовательные заведения были бесплатными, предназначались для малоимущей части городского населения и давали законченное общее образования в комплексе со знаниями, которые могли быть наиболее полезны в практической жизни. Общий курс обучения в городских училищах составлял неизменные шесть лет, независимо от того, сколько классов в них было. Среди обязательных предметов были закон Божий, чтение и письмо, русский язык и церковно-славянское чтение с переводом на русский язык, арифметика, практическая геометрия, география и история отечества с необходимыми сведениями из всеобщей истории и географии, сведения из естественной истории и физики, черчение и рисование, пение, гимнастика. Во внеклассное время ученики обучались ремеслам и другим дополнительным предметам – так, с 1880 года в них было введено преподавание краткого курса популярной медицины[16].

Александр Рыбаков закончил училище в 1900 году и начал работать на французской парфюмерной фабрике Ралле[17]. Это была хорошая школа жизни для юного Рыбакова. Компания Ралле была основана в Москве в 1843 году французским подданным Альфонсом Ралле. В 1899 году фабрика переехала в новое здание в Бутырках, построенное по проекту академик-архитектора Оскара-Жана Францевича Дидио. Это предприятие было оборудовано по последнему слову техники, с новейшими средствами механизации, электричеством, лифтом, паровыми машинами, телефонной связью. Фабрика держала плантации по выращиванию эфиромасличных культур на юге России, ее продукция ценилась очень высоко. «Ралле и Ко» являлась официальным поставщиком российского императорского двора, шаха Персии, князя Черногории.

Поставщики Высочайшего двора, парфюмерный дом "А.Ралле и Ко"

В 1902 году на фабрике Ралле трудились 1500 рабочих. Автор знаменитых духов «Шанель» Эрнест Бо, работавший в эти годы на фабрике в качестве администратора, так характеризовал ее устройство: «Фабричное оборудование и социальная организация были совершенны по тому времени»[18]. Однако у Александра Рыбакова были другие воспоминания: «Жил я на немецком рынке[19], а фабрика находилась за Бутырской заставой. Вставать приходилось в пять часов утра и возвращаться в восемь часов вечера. Фабрика находилась недалеко от бегов. Все мелкие заработки служащих уходили на бега, много пили. Решил, что такое окружение засосет и решил выбиваться»[20].

В течение двух лет пришлось заниматься, чтобы сдать экзамены по курсу мужской классической гимназии. Александр изучал латынь, греческий, немецкий и французский языки, штудировал математику и литературу. В 1904 году он прошел испытание и получил свидетельство об окончании гимназического курса, а в 1905 году поступил на историко-филологический факультет Московского государственного университета[21]. Александр Рыбаков обучался и писал диплом у С.Ф. Фортунатова, специалиста по истории Англии и США, основоположника российской американистики[22]. В 1910 А.С. Рыбаков защитил диплом по теме «Политические идеи Руссо»[23], получив положительную резолюцию своего научного руководителя Фортунатова.

Клавдия и Александр Рыбаковы с сыном Борисом.
Фото из архива Р.Б. Рыбакова.

В период учебы состоялось важное для Рыбакова событие – он женился. На втором курсе обучения, 26 июня 1907 года Александр Степанович подал заявление на разрешение вступить в брак с Клавдией Андреевной Блохиной, обучавшейся на Высших женских курсах В.И. Герье. Интересен тот факт, что на этих курсах вел педагогическую деятельность С.Ф. Фортунатов, научная судьба которого складывалась успешно, во многом благодаря поддержке Герье. 6 июля 1907 года А.С. и К.А. Рыбаковы получили свидетельство о заключении брака. Через год, 21 мая 1908 года у Александра и Клавдии Рыбаковых, проживающих в Лефортовской части 1-го участка Ирининской улицы, доме Трусова, родился мальчик, нареченный Борисом. 5 июня состоялось таинство крещения, на котором присутствовали восприемники, крестные родители, Степан Семенович и Анна Степановна Рыбаковы (отец и сестра Александра Степановича) [24].

Он окончил университет с дипломом первой степени в 1910 году и почти сразу подключился к созданию Московского старообрядческого института. А.С. Рыбаковым была разработана и представлена архиепископу Иоанну программа по истории церкви, которая включала в себя следующие разделы: «Древнее язычество и иудейство перед появлением христианства; Начало христианства; Христианская церковь при апостолах; Христианская церковь до разделения на Восточную и Западную; Раскол римской церкви; Христианская церковь после разделения на Восточную и Западную; История Русской церкви»[25]. Несколько позже А.С. Рыбаков выступил как автор и составитель нескольких книг, в том числе по описанию и методике формирования духовной библиотеки Московской старообрядческой общины при Рогожском кладбище (1911 год)[26], хрестоматии для слушателей старообрядческих учебных заведений[27] и др.

Во всех своих начинаниях Александр Степанович встречал неизменную поддержку архиепископа Иоанна. В миру - Иустин Картушин, архиепископ «происходил из рода донских казаков, был человеком весьма начитанным и не раз вступал в публичные состязания с православными миссионерами»[28]. До 1890 года И. Картушин занимал должность секретаря при кавказской епископии, а в 1890 г. принял пострижение с именем Иоанна и архиерейский сан. В 1900 году под давлением властей Иоанн дал подписку, что он именуется старообрядческим архиепископом, обязуясь не именоваться архиереем Московским и Всея Руси. Но, несмотря на это, был выслан в Тулу под надзор местной полиции и только в феврале 1905 г. получил разрешение вернуться в Москву. С этого времени и до дня своей кончины 24 апреля 1915 года Иоанн Картушин освятил более ста новых храмов, рукоположил десятки епископов и священников.

В 1911 году при непосредственном участии архиепископа Иоанна был открыт Старообрядческий богословский институт. Для управления им был создан попечительский совет при общине Рогожского кладбища, архиепископ Иоанн стал его почётным членом. Первые занятия в институте начались10 сентября 1912 года. На должность директора созданного института был назначен выпускник Московского государственного университета А.С. Рыбаков. После торжественного молебна, совершаемого по случаю открытия института, архиепископ Иоанн обратился к его директору, А.С. Рыбакову: «На вас с надеждой смотрит не только Москва, но и вся старообрядческая Русь. Выпустите людей, знающих быт, нужды и запросы старообрядчества, людей религиозных. От того, каков будет институт, зависит вопрос и о самом образовании в старообрядчестве»[29].

Празднование получения чина поручиков слушателями Старообрядческого института.
Пятый слева А.С. Рыбаков.
Фото из фонда Рогожской общины ОР РГБ.

В подчинении института было начальное училище (его называли также начальной школой) – сначала трехклассное, в 1913 году оно было преобразовано в пятиклассное[30]. Находясь на посту директора, Александр Степанович старался помочь тем, кто обращался к нему за помощью. В фонде Рогожского кладбища Отдела рукописей Российской государственной библиотеки хранится одно трогательное письмо русского крестьянина, обращенное к А.С.Рыбакову. Нам хотелось бы привести его здесь полностью, с сохранением орфографии автора.

«Ваше Высокородие.

Получил от вас извищенья об освобождении моего сына Лавра Ирхина от платы за право ученья и общежитее я несказано возрадовался и не знаю как вам описать и поблагодарить.

Приношу чувствительною искряною благодарность Вас и всем тем, кто сочуствовал и главное тому кто способствовал освобождению от платы мого сына. Спаси вас Хрстос, пошли вам всем Господи здравия спасенья и во всем благое поспешенья и сохрани вас на много лет и пожелание всиво лучьшего на белом святи.

Еще извящаю вас ваше Высокородие получил от сына свиданья и вижу что не последней ученик девочка 11 летняя ходить церковно прихоцку школу в 3-й лас 1-й ученицой, все это меня радует. Я верую и  надеюсь что и в столицы есть христеяне подают руку помочи неимущему. Я думаю, что моему сыну не придется переносить и страдать как ето мне было, не дай Бог. Я надеюсь и доверяюсь, что вы доведете до хороших людей мого сына и прошу и умоляю постарайтесь ради Христа, я буду благодарить навсегда. Меня простите за неграмотность и за то что долго ответу не писал но сердечно благодарил и благодарю Иоанна Крестителя. Молилесь Молебен Господу Богу покормил несколько старушек, поблагодарил всех добродетелей.

Мне обещался Конторщик написать благодарственные письма и говорил послал, но не знаю, получили вы или нет. С истинным почтеньем ваш о Христе брат Ананий Сысоев Ирхин, 1917 году 15 января».

Александр Степанович Рыбаков.
Фото из архива семьи Рыбаковых.

С началом мировой войны Московский старообрядческий институт, как и вся страна, начал испытывать большие сложности. Корни внутриинститутских противоречий были связаны с проблемами своего времени. После 24 апреля 1915 года, когда скончался архиепископ Иоанн, отношение внутри общины к А.С. Рыбакову начало меняться. Одним из поводов для нападок стал его брак с Клавдией Блохиной. Его обвиняли в женитьбе на представительнице «новообрядческой» церкви, венчание не в старообрядческом храме, крещение сына по новому обряду; под сомнение ставилась даже преданность Рыбакова делу старообрядчества[31]. К этой теме в 2018-2019 году обратился настоятель кафедрального собора РПСЦ в Ростове-на-Дону иерей Иоанн Севастьянов[32]. Он пишет[33], что Рыбакову вменяли в вину не только этот факт. Его критиковали за отсутствие педагогического и организаторского опыта, за протестантские богословские тенденции, за поддержку недопустимого в Церкви равенства[34].

В данном случае нельзя не отметить, что старообрядчество в начале ХХ века не было монолитным и сплоченным, в самом «раскольничестве» наблюдался глобальный, множественный раскол. Каждая партия обвиняла другую в еретичестве и отступлении от истинных основ церкви. Впрочем, еще в середине XIX века российский этнограф Щапов, работавший с архивными делами старообрядцев в Министерстве внутренних дел, сделал вывод о том, что старообрядчество, при всей разобщенности, немедленно консолидируется перед лицом внешней угрозы, коим для старообрядцев было господствующее единоверие и связанная с ним государственная власть: «Общность вражды раскольничьих сект к православному правительству и православной церкви связала всех вообще раскольников, несмотря на различие их толков, в одно братство, которое, хотя и предоставлялось как будто бы распавшимся на части, но всегда единодушно стремилось к одной общей цели — к большему расширению и, если можно, к господству в России»[35].

Московский старообрядческий институт сыграл важную роль в истории русского старообрядчества. Как справедливо отмечает иерей Иоанн Севастьянов «организация Московского старообрядческого института была важным событием для всех старообрядцев... Этому учебному заведению удалось на некоторое время сконцентрировать в себе весь педагогический опыт старообрядчества»[36]. Стоявший у основания института и бывший его бессменным директором на протяжении почти семи лет Александр Степанович Рыбаков оставил о себе прочную память в истории старообрядческой общины России.

 

[1] Рыбаков Ростислав. Молитва. – М., 2019. – С. 47.

[2] Пыжиков А.В. Грани русского раскола: заметки о нашей истории от XVII века до 1917 года. — М., 2013.  – С. 130.

[3] Соза Л.Н. Пореформенная Коломна: на пути к промышленному городу. Коломна, 2012. С. 72; Булич О.П. Коломна. Пути исторического развития города. – М., 1928. – С. 56.

[4] Атлас мануфактурной промышленности Московской губернии. Составил и издал московский губернский механик, инженер-технолог Н. Матисен по соглашению с комиссией при Московском отделении Мануфактурного совета. - М., 1872. - С. 103.

[5] Соза Л.Н. Коломна как тип уездного промышленного города последней трети XIX - начала XX вв. – Дисс. к.и.н. – М., 2006. С. 68-69.

[6] Цит. по: Михайлов С.С. История старообрядчества г. Коломна и его окрестностей. Издание старообрядческой общины храма Николы на Посаде в городе Коломна под общ.ред. священноиерея Михаила Рожкова. – Коломна, 2013. – С. 46.

[7] Рябкова Л. Б.  Коломенские благотворители. – Коломна : Лига, 2009. – С. 23, 79-80, 100-101.

[8] Михайлов С.С. Ук.соч. – С. 49.

[9] Старообрядческая домовая Церковь Рыбаковых (г.Коломна) // Сайт Церкви, храмы, святые источники Коломны и Коломенского района. http://xn----ctbinidhijhbq0f2d.xn--p1ai/Cerkov-molelnya-Ribakovih-Kolomna.htm Дата обращения 06.05.2020.

[10] Памятная книжка Московской губернии на 1914 год. Моск. столичный и губ. стат. ком. -  М., 2013. – С. 484; Г. Коломна. Учреждение общины // Церковь. М., 1909. № 15. С. 510. Цит. по: Михайлов С.С. Ук. соч. С. 57.

[11] Коломна // Церковь.1911. № 5. С. 121; Коломна, Москов. губ. Освящение нового храма // Старообрядческая мысль. М., 1911. № 3. С. 224–225.

[12] Коломна, Моск. губ. // Церковь, 1911. № 12. С. 290. Цит. по: Михайлов С.С. Ук. соч. С. 65.

[13] Михайлов С.С. Ук. соч. С. 69.

[14] Личное дело Александра Степановича Рыбакова, 07.10.1940-22.08.1942. / ГАРФ, ф. 8300, оп. 33, д. 7565, л. 6.

[15] Клейн Л.С. Академик Рыбаков и партийная линия. / «Троицкий вариант», 01.03.2011, № 73. С. 14 https://trv-science.ru/2011/03/01/akademik-rybakov-i-partijnaya-liniya/

[16] Городские училища. / Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

[17] В советское время – фабрика «Свобода».

[18] История российской парфюмерной компании "А. Ралле и Ко". Источник: https://statehistory.ru/1298/Istoriya-rossiyskoy-parfyumernoy-kompanii-A--Ralle-i-Ko/

[19] А.С. Рыбаков проживал в это время по адресу: Немецкий рынок, Госпитальный пер., дом Блохина. См.: ЦИАМ, ф.418, оп.319, ед.хр.1171.

[20] Личное дело Александра Степановича Рыбакова, 07.10.1940-22.08.1942. / ГАРФ, ф. 8300, оп. 33, д. 7565, л. 6.

[21] Личное дело Александра Степановича Рыбакова, 07.10.1940-22.08.1942. / ГАРФ, ф. 8300, оп. 33, д. 7565, л. 7.

[22] Агеева Н.Н. Научно-педагогическая и общественно-публицистическая деятельность С.Ф. Фортунатова в конце XIX – начале ХХ вв. Диссертация к.и.н. – Чебоксары, 2016.

[23] Рыбаков А.С. Политические идеи Руссо. // ЦИАМ, ф.418, оп.513, ед.хр.7380.

[24] ЦИАМ, Ф.1472, оп.1, ед.хр.8. Подробнее см.: Анисимова В.Н. Памяти А.С.Рыбакова. Источник: https://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/63-1-0-1147

[25] Программы для старообрядческих школ низшего и высшего типа, разработанные комиссией в составе архиепископа Иоанна, еп. Рязанского и Егорьевского Александра, еп. Нижегородского и Костромского Иннокентия, еп. Саратовского и Астраханского Мелетия, священника И. Власова и А. Рыбакова. Ок. 1910 г. // ОР РГБ, ф. 246, картон 213, ед.хр. 34, л. 2-3.

[26] Рыбаков А. Духовная библиотека Московской старообрядческой общины при Рогожском кладбище. – М., Типогр. П.П. Рябушинского, 1911. – 24 стр.

[27] Старая вера. Старообрядческая хрестоматия. Составлена А.С. Рыбаковым, К.Н. Швецовым, П.Г. Носовым. Под общей редакцией директора Московского старообрядческого института А.С. Рыбакова. – М., типография И.Д.Сытина, 1914. – 400 стр.

[28] Мельников Ф.Е. Краткая история Древлеправославной (Старообрядческой) Церкви. – Барнаул, 1999.

[29] Урушев Д.А. Русское старообрядчество (Традиции, история, культура). – М., 2016. – С. 259.

[30] Майоров Р. Московский старообрядческий институт перед Первой мировой войной. // Православие в славянском мире:  история, культура, язык. - Olsztyn 2014. - С. 129.

[31] Каков должен быть старообрядческий институт по мысли г. директора его // Старообрядческий пастырь, № 10.. — М., 1914. С. 762.

[32] Севастьянов Иоанн, иерей. Можно ли воссоздать Старообрядческий институт? // Портал «Русская вера», 21.05.2018; Севастьянов Иоанн, иерей. Деятельность Московского старообрядческого института. / Ресурс «Русская Православная Старообрядческая Церковь», 05.09.2019. http://rpsc.ru/publications/history/sozdanie-moskovskogo-staroobrjadcheskogo-instituta/

[33] Со ссылкой на источники, которые, к сожалению нам не удалось проверить – в силу карантина в архивах и библиотеках, введенных в период подготовки этой статьи

[34] Каков должен быть старообрядческий институт по мысли г. директора его // Старообрядческий пастырь, № 10.. — М., 1914. С. 762.

[35] Щапов А.П. Русский раскол старообрядчества, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием русской церкви и гражданственности в XVII веке и первой половине XVIII века. Опыт исторического исследования о причинах происхождения и распространения русского раскола. - Казань. 1859. - С. 212.

[36] Севастьянов Иоанн, иерей. Деятельность Московского старообрядческого института. / Ресурс «Русская Православная Старообрядческая Церковь», 13.07.22019. http://rpsc.ru/publications/history/dejatelnost-moskovskogo-staroobrjadcheskogo-instituta/#_edn43

                                                                                                                                                                                                                                (Окончание следует)

© Надежда Емельянова

Опубликовано: "Наука и Религия", № 7-2020, сс. 24-32.

Надежда Емельянова
Член Союза писателей России
Член Русского Географического общества

  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Права на все материалы представленные на сайте принадлежат Надежде Емельяновой © 2019